ФЭНДОМ


(Глава 13. You ain’t got no skills!)
Строка 3678: Строка 3678:
 
-Грусть
 
-Грусть
 
не имеет смысла, когда рядом есть те, кто могут тебя подержать. - вылетело у него изо рта.
 
не имеет смысла, когда рядом есть те, кто могут тебя подержать. - вылетело у него изо рта.
  +
  +
=== Глава 14. mu na na_kuk ur ===
  +
И
  +
вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то,
  +
что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже
  +
не удивлялся этому так сильно.
  +
  +
Он
  +
все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел
  +
привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе
  +
с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным
  +
стал такой разговор перед сном:
  +
  +
-Хорошо…
  +
хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком,
  +
окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну
  +
ты понял, как работает будущее время в английском?
  +
  +
-Ох…
  +
- зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках
  +
покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.
  +
  +
-Ну, раз ты understand…
  +
- зевнул Хосе. -
  +
Тогда наверно пора спать.
  +
  +
-Спать?
  +
Как спать? Время же всего… -
  +
после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…
  +
  +
-Спать.
  +
- прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.
  +
  +
-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.
  +
  +
-Go in your bad, young man.
  +
  +
-Okay, okay…
  +
  +
После
  +
этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть
  +
склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в
  +
самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться
  +
географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе
  +
не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его
  +
на стену, напротив своей кровати.
  +
  +
Он
  +
лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного
  +
есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со
  +
временем, не заметно для себя, Кар засыпал.
  +
  +
На
  +
утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время
  +
магазин, был на Каре.
  +
  +
  +
да эм… Sim claro. Nós temos -
  +
сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.
  +
  +
Время
  +
от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить
  +
свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и
  +
вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей
  +
обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в
  +
прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар
  +
сказал:
  +
  +
  +
isso? (Вот это?) - спросил Кар.
  +
  +
-Obrigada!
  +
(Блогадарю!) - ответила женщина.
  +
  +
Кар
  +
вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина
  +
ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и
  +
расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком
  +
насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:
  +
  +
-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в
  +
магазин Хосе.
  +
  +
-Jose! -
  +
весело кинул ему в ответ Кар.
  +
  +
-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)
  +
  +
-Milky Way!
  +
  +
-Yeah, lemme also
  +
get a… (Да! Еще дай мне…)
  +
  +
-El Comercio!
  +
  +
-And a… (И…)
  +
  +
-Perú.21!
  +
  +
-And most important…
  +
(И еще самое главное…)
  +
  +
-Miguel’ second coffee,
  +
one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)
  +
  +
И после этого оба
  +
подхватили:
  +
  +
-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)
  +
  +
-The fastest
  +
learner! (Быстрее всех учись!) – сказал
  +
Хосе.
  +
  +
-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.
  +
  +
- Miguel can’t
  +
keep me on the damn back burner! (Я
  +
не могу все время помогать Мигелю!)
  +
  +
- Yes, he can (Вообще-то можешь)
  +
  +
- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)
  +
  +
-What?! (Что?!)
  +
  +
- You still ain’t got no skills!
  +
  +
После этого Хосе схватил
  +
вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и
  +
выдал тихую, но уверенную:
  +
  +
-Ха!..
  +
  +
Кар больше не чувствовал
  +
себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя
  +
большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя
  +
частью этого теплого перуанского мира.
  +
  +
В течение остатка дня
  +
особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени
  +
обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре.
  +
Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив
  +
очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он
  +
мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало
  +
светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой
  +
оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как
  +
пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы
  +
становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море
  +
стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня,
  +
разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот
  +
чудесный пейзаж.
  +
  +
-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего
  +
особенного, но… черт, как же он прекрасен. -
  +
тихо проговаривал Кар закатывая глаза.
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно
  +
смыкаться.
  +
  +
-Так! -
  +
уверенно сказал Кар, после первого зевка. -
  +
Не время спать!
  +
  +
Кар быстро собрался и
  +
достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.
  +
  +
-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.
  +
  +
Тут же он достал из ящика
  +
стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно
  +
перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал
  +
старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими
  +
подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока
  +
он его до листает.
  +
  +
-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до
  +
незамысловатой мелодии.
  +
  +
И вот Кар представил в
  +
плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и
  +
начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.
  +
  +
-mu… na… - пока Кар играл он еще
  +
тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага,
  +
понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…
  +
  +
Кар пару раз попытался высвистеть
  +
эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал
  +
больше нежен на слух, Кар сказал:
  +
  +
-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и
  +
параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...
  +
  +
На звуке I’a он задержался
  +
и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул
  +
трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».
  +
  +
-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и
  +
увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.
  +
  +
Тихий прежде магазин
  +
наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли
  +
порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь
  +
мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия
  +
ударила в уши как надвигающийся ураган.
  +
  +
-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.
  +
  +
Дудочка вылетела у него из
  +
рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его
  +
памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как
  +
ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность
  +
и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали
  +
вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.
  +
  +
-Ну почему?! -
  +
расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов
  +
свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся
  +
ураганов?!
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно.
  +
Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он
  +
просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.
  +
  +
Кар начал медленно дышать.
  +
Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически
  +
абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:
  +
  +
- mu na na_kuk…
  +
  +
Кар вновь посмотрел на
  +
дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все
  +
хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой
  +
жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который
  +
он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас,
  +
весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь
  +
старый чемодан.
  +
  +
Он огляделся. Чемодан его
  +
отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем,
  +
скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как
  +
можно меньше вспоминать о старой.
  +
  +
Кар посмотрел в окно, а
  +
после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации,
  +
дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный
  +
момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему
  +
завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его
  +
реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции,
  +
переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву
  +
и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.
  +
  +
Неожиданно по магазину
  +
раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.
  +
  +
-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.
  +
  +
-Ну да, пытаюсь… -
  +
застеснялся Кар.
  +
  +
-Ну и что? Как успехи?
  +
  +
-Ну… неплохо?
  +
  +
-А почему так неуверенно?
  +
  +
-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…
  +
  +
-Ну я могу. -
  +
прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.
  +
  +
-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…
  +
  +
-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.
  +
  +
-Нет, спасибо, Хосе, не надо…
  +
  +
-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…
  +
  +
После Хосе поставил на
  +
прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.
  +
  +
-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.
  +
  +
-Да.
  +
  +
-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень
  +
выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.
  +
  +
-Да не за что. -
  +
слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в
  +
лучшую сторону. - И что дальше?
  +
  +
-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда,
  +
кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил
  +
кое-что…
  +
  +
-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.
  +
  +
-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и
  +
капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить…
  +
пойдешь со мной собирать?!
  +
  +
-Д-да… конечно!
  +
  +
-Ну и превосходно.
  +
  +
-Когда пойдем?
  +
  +
-Ну не знаю часа через два может быть.
  +
  +
-Через два? Х-хорошо.
  +
  +
-Ну пока есть время отсидеться.
  +
  +
Хосе встал по середине
  +
комнаты, осмотрелся и сказал:
  +
  +
-Так, погоди, я сейчас.
  +
  +
Он отошел на склад и его
  +
не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И
  +
вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был
  +
какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная
  +
коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а
  +
сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и
  +
грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая
  +
волной прошлась по столу и осела на полу.
  +
  +
-Вот.
  +
  +
-Хосе… что это?
  +
  +
-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило
  +
выпросить его у старика.
  +
  +
-И… что он делает?
  +
  +
-Сейчас увидишь.
  +
  +
После Хосе отошел обратно
  +
к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью
  +
«Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный
  +
приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую
  +
иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный
  +
тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья
  +
стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами
  +
на гитаре.
  +
  +
Пока Кар присматривался к
  +
граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из
  +
подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин
  +
и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он
  +
поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту,
  +
покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих
  +
искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло
  +
пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.
  +
  +
И вот Хосе снял чайник с
  +
плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться,
  +
и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась
  +
едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах
  +
начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его
  +
содержимое.
  +
  +
-Налитай! -
  +
сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.
  +
  +
-Х-хорошо…
  +
  +
Кар нехотя взял кружку, из
  +
которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом,
  +
Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым
  +
и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец
  +
рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:
  +
  +
-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх…
  +
его вкус напоминает мне Бразилию… -
  +
после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил.
  +
- А почему ты не пьешь?
  +
  +
-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.
  +
  +
-Эх… зря… знаешь? -
  +
резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь.
  +
Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От
  +
простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от
  +
недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому
  +
европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну
  +
или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…
  +
  +
-Рыба… -
  +
грустно сказал Кар.
  +
  +
-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.
  +
  +
-Да. -
  +
быстро и закончено сказал Кар.
  +
  +
Кар знал про цингу из
  +
письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц,
  +
но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при
  +
чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая
  +
была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в
  +
очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно
  +
не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли
  +
родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти
  +
ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в
  +
конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.
  +
  +
Кару от таких мыслей
  +
сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него
  +
расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца,
  +
которое как часы отсчитывало время.
  +
  +
В мире столько бед и ты
  +
можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться,
  +
но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что
  +
Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что
  +
если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и
  +
в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все,
  +
все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и
  +
это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце,
  +
где страдания повторяются вновь и вновь…
  +
  +
Кар сам не заметил, как
  +
начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его
  +
горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара
  +
конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через
  +
пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него
  +
такой сильный эмоциональный эффект.
  +
  +
Неожиданно Кар почувствовал,
  +
что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.
  +
  +
-Хм. -
  +
быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу,
  +
ты уже все выпил?
  +
  +
-Да… ты был прав. -
  +
более радостно сказал Кар. - И
  +
в правду… привыкаешь… со временем.
  +
  +
Кар решил, как всегда, не
  +
делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным
  +
оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.
  +
  +
-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?
  +
  +
-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.
  +
  +
Через пару минут комнату
  +
вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию.
  +
Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.
  +
  +
-Минуту. Я сейчас. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
Он поставил чащу на стол и
  +
направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару
  +
минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень
  +
отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.
  +
  +
-Why why can't we
  +
love again?
  +
  +
Why why are you shy on love... - спустя пару
  +
секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
Why why don't you open your heart?
  +
  +
Why why are we so far apart?
  +
  +
If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
I just want your loving arms around me, yeah
  +
  +
I got to find a way to make you take me back
  +
  +
Baby won't you tell me
  +
  +
Why why why why are we so far apart?
  +
  +
Песня очень нравилась
  +
Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.
  +
  +
-Хосе! -
  +
сказал он.
  +
  +
-А, что?
  +
  +
-А кто это поет?
  +
  +
-Это? Это The Beatles - британская группа, очень
  +
популярная там… в Англии.
  +
  +
Взглядом Хосе показал в
  +
самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.
  +
  +
-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили
  +
альбом в Бразилии, это прямо новинка.
  +
  +
-А откуда он, этот… альбом, у тебя?
  +
  +
-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе,
  +
ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь
  +
покажешь свои успехи по игре на дудочке?
  +
  +
-Ну… -
  +
Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это
  +
постыдным. - Я даже не знаю…
  +
  +
-Ну, ну… давай же.
  +
  +
Хосе смотрел на него настроенными
  +
на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.
  +
  +
-Эх… -
  +
Кар многозначно посмотрел в окно. -
  +
эх… давай.
  +
  +
Кар сказал это настолько
  +
тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:
  +
  +
-Прекрасно! -
  +
Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.
  +
  +
Кар нехотя взял из рук
  +
Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.
  +
  +
-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…
  +
  +
-Ну?
  +
  +
-Ага. Сейчас.
  +
  +
Кар приложил дудочку к
  +
клюву и уже через нее тихо проговаривал:
  +
  +
-kay nin.tas… ka_sa
  +
pa_kan… huc ca ki…
  +
  +
Он начал медленно
  +
закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже
  +
начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его
  +
лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами
  +
по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка
  +
поперхнулся матэ.
  +
  +
Легкая, на первый взгляд,
  +
мелодия превосходно исходила из уст Кара.
  +
  +
Через минуту, когда он
  +
отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно
  +
вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло
  +
и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но
  +
отпустило, он сказал:
  +
  +
-Это… не плохо… очень даже неплохо…
  +
  +
-С… спасибо. – застеснялся Кар.
  +
  +
-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?
  +
  +
-Да… да. За пару недель.
  +
  +
-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.
  +
  +
-Да нет. - с
  +
небольшим унылым смешком сказал Кар. -
  +
Хватит.
  +
  +
-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.
  +
  +
-Не верю.
  +
  +
-Поверь.
  +
  +
-Да нет.
  +
  +
-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было…
  +
неплохо. Даже… хорошо.
  +
  +
Полуоткрытые, до этого,
  +
глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.
  +
  +
-Хорошо? Ты так думаешь?
  +
  +
-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо
  +
отдохнуть, выпей матэ.
  +
  +
После этого Хосе подтолкнул
  +
к нему кружку. Кар со смешком сказал:
  +
  +
-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.
  +
  +
-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?
  +
  +
-Да… а хотя, только от нервов…
  +
  +
-Нервов? Каких нервов?
  +
  +
-Эээ…
  +
  +
Кар вдруг понял, что неожиданно
  +
для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве
  +
безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел
  +
отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.
  +
  +
Он начал тянуть свою «эээ»
  +
настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть
  +
диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».
  +
  +
-О! Смотри. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
После этого он быстро, как
  +
будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять
  +
вечера.
  +
  +
-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу
  +
рюкзак.
  +
  +
После этого Хосе молнией
  +
скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы
  +
получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой
  +
жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.
  +
  +
-«Выкрутился.» -
  +
подумал про себя Кар, смотрел на стоп. -
  +
«Еще немного и…»
  +
  +
Кар не успел нормально
  +
закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая
  +
пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой
  +
держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что
  +
некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки,
  +
которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное
  +
движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из
  +
этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их
  +
от того чтобы порвать всю сумку за раз.
  +
  +
-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара
  +
пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.
  +
  +
-Хорошо.
  +
  +
-Ну что? Пойдем?
  +
  +
-Пошли.
  +
  +
После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез
  +
проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на
  +
пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.
  +
  +
И
  +
вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то,
  +
что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже
  +
не удивлялся этому так сильно.
  +
  +
Он
  +
все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел
  +
привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе
  +
с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным
  +
стал такой разговор перед сном:
  +
  +
-Хорошо…
  +
хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком,
  +
окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну
  +
ты понял, как работает будущее время в английском?
  +
  +
-Ох…
  +
- зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках
  +
покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.
  +
  +
-Ну, раз ты understand…
  +
- зевнул Хосе. -
  +
Тогда наверно пора спать.
  +
  +
-Спать?
  +
Как спать? Время же всего… -
  +
после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…
  +
  +
-Спать.
  +
- прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.
  +
  +
-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.
  +
  +
-Go in your bad, young man.
  +
  +
-Okay, okay…
  +
  +
После
  +
этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть
  +
склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в
  +
самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться
  +
географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе
  +
не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его
  +
на стену, напротив своей кровати.
  +
  +
Он
  +
лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного
  +
есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со
  +
временем, не заметно для себя, Кар засыпал.
  +
  +
На
  +
утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время
  +
магазин, был на Каре.
  +
  +
  +
да эм… Sim claro. Nós temos -
  +
сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.
  +
  +
Время
  +
от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить
  +
свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и
  +
вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей
  +
обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в
  +
прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар
  +
сказал:
  +
  +
  +
isso? (Вот это?) - спросил Кар.
  +
  +
-Obrigada!
  +
(Блогадарю!) - ответила женщина.
  +
  +
Кар
  +
вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина
  +
ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и
  +
расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком
  +
насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:
  +
  +
-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в
  +
магазин Хосе.
  +
  +
-Jose! -
  +
весело кинул ему в ответ Кар.
  +
  +
-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)
  +
  +
-Milky Way!
  +
  +
-Yeah, lemme also
  +
get a… (Да! Еще дай мне…)
  +
  +
-El Comercio!
  +
  +
-And a… (И…)
  +
  +
-Perú.21!
  +
  +
-And most important…
  +
(И еще самое главное…)
  +
  +
-Miguel’ second coffee,
  +
one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)
  +
  +
И после этого оба
  +
подхватили:
  +
  +
-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)
  +
  +
-The fastest
  +
learner! (Быстрее всех учись!) – сказал
  +
Хосе.
  +
  +
-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.
  +
  +
- Miguel can’t
  +
keep me on the damn back burner! (Я
  +
не могу все время помогать Мигелю!)
  +
  +
- Yes, he can (Вообще-то можешь)
  +
  +
- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)
  +
  +
-What?! (Что?!)
  +
  +
- You still ain’t got no skills!
  +
  +
После этого Хосе схватил
  +
вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и
  +
выдал тихую, но уверенную:
  +
  +
-Ха!..
  +
  +
Кар больше не чувствовал
  +
себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя
  +
большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя
  +
частью этого теплого перуанского мира.
  +
  +
В течение остатка дня
  +
особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени
  +
обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре.
  +
Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив
  +
очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он
  +
мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало
  +
светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой
  +
оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как
  +
пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы
  +
становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море
  +
стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня,
  +
разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот
  +
чудесный пейзаж.
  +
  +
-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего
  +
особенного, но… черт, как же он прекрасен. -
  +
тихо проговаривал Кар закатывая глаза.
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно
  +
смыкаться.
  +
  +
-Так! -
  +
уверенно сказал Кар, после первого зевка. -
  +
Не время спать!
  +
  +
Кар быстро собрался и
  +
достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.
  +
  +
-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.
  +
  +
Тут же он достал из ящика
  +
стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно
  +
перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал
  +
старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими
  +
подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока
  +
он его до листает.
  +
  +
-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до
  +
незамысловатой мелодии.
  +
  +
И вот Кар представил в
  +
плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и
  +
начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.
  +
  +
-mu… na… - пока Кар играл он еще
  +
тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага,
  +
понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…
  +
  +
Кар пару раз попытался высвистеть
  +
эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал
  +
больше нежен на слух, Кар сказал:
  +
  +
-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и
  +
параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...
  +
  +
На звуке I’a он задержался
  +
и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул
  +
трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».
  +
  +
-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и
  +
увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.
  +
  +
Тихий прежде магазин
  +
наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли
  +
порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь
  +
мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия
  +
ударила в уши как надвигающийся ураган.
  +
  +
-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.
  +
  +
Дудочка вылетела у него из
  +
рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его
  +
памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как
  +
ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность
  +
и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали
  +
вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.
  +
  +
-Ну почему?! -
  +
расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов
  +
свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся
  +
ураганов?!
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно.
  +
Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он
  +
просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.
  +
  +
Кар начал медленно дышать.
  +
Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически
  +
абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:
  +
  +
- mu na na_kuk…
  +
  +
Кар вновь посмотрел на
  +
дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все
  +
хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой
  +
жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который
  +
он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас,
  +
весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь
  +
старый чемодан.
  +
  +
Он огляделся. Чемодан его
  +
отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем,
  +
скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как
  +
можно меньше вспоминать о старой.
  +
  +
Кар посмотрел в окно, а
  +
после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации,
  +
дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный
  +
момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему
  +
завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его
  +
реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции,
  +
переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву
  +
и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.
  +
  +
Неожиданно по магазину
  +
раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.
  +
  +
-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.
  +
  +
-Ну да, пытаюсь… -
  +
застеснялся Кар.
  +
  +
-Ну и что? Как успехи?
  +
  +
-Ну… неплохо?
  +
  +
-А почему так неуверенно?
  +
  +
-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…
  +
  +
-Ну я могу. -
  +
прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.
  +
  +
-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…
  +
  +
-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.
  +
  +
-Нет, спасибо, Хосе, не надо…
  +
  +
-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…
  +
  +
После Хосе поставил на
  +
прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.
  +
  +
-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.
  +
  +
-Да.
  +
  +
-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень
  +
выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.
  +
  +
-Да не за что. -
  +
слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в
  +
лучшую сторону. - И что дальше?
  +
  +
-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда,
  +
кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил
  +
кое-что…
  +
  +
-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.
  +
  +
-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и
  +
капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить…
  +
пойдешь со мной собирать?!
  +
  +
-Д-да… конечно!
  +
  +
-Ну и превосходно.
  +
  +
-Когда пойдем?
  +
  +
-Ну не знаю часа через два может быть.
  +
  +
-Через два? Х-хорошо.
  +
  +
-Ну пока есть время отсидеться.
  +
  +
Хосе встал по середине
  +
комнаты, осмотрелся и сказал:
  +
  +
-Так, погоди, я сейчас.
  +
  +
Он отошел на склад и его
  +
не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И
  +
вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был
  +
какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная
  +
коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а
  +
сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и
  +
грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая
  +
волной прошлась по столу и осела на полу.
  +
  +
-Вот.
  +
  +
-Хосе… что это?
  +
  +
-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило
  +
выпросить его у старика.
  +
  +
-И… что он делает?
  +
  +
-Сейчас увидишь.
  +
  +
После Хосе отошел обратно
  +
к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью
  +
«Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный
  +
приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую
  +
иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный
  +
тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья
  +
стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами
  +
на гитаре.
  +
  +
Пока Кар присматривался к
  +
граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из
  +
подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин
  +
и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он
  +
поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту,
  +
покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих
  +
искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло
  +
пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.
  +
  +
И вот Хосе снял чайник с
  +
плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться,
  +
и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась
  +
едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах
  +
начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его
  +
содержимое.
  +
  +
-Налитай! -
  +
сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.
  +
  +
-Х-хорошо…
  +
  +
Кар нехотя взял кружку, из
  +
которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом,
  +
Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым
  +
и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец
  +
рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:
  +
  +
-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх…
  +
его вкус напоминает мне Бразилию… -
  +
после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил.
  +
- А почему ты не пьешь?
  +
  +
-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.
  +
  +
-Эх… зря… знаешь? -
  +
резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь.
  +
Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От
  +
простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от
  +
недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому
  +
европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну
  +
или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…
  +
  +
-Рыба… -
  +
грустно сказал Кар.
  +
  +
-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.
  +
  +
-Да. -
  +
быстро и закончено сказал Кар.
  +
  +
Кар знал про цингу из
  +
письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц,
  +
но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при
  +
чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая
  +
была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в
  +
очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно
  +
не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли
  +
родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти
  +
ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в
  +
конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.
  +
  +
Кару от таких мыслей
  +
сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него
  +
расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца,
  +
которое как часы отсчитывало время.
  +
  +
В мире столько бед и ты
  +
можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться,
  +
но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что
  +
Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что
  +
если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и
  +
в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все,
  +
все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и
  +
это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце,
  +
где страдания повторяются вновь и вновь…
  +
  +
Кар сам не заметил, как
  +
начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его
  +
горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара
  +
конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через
  +
пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него
  +
такой сильный эмоциональный эффект.
  +
  +
Неожиданно Кар почувствовал,
  +
что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.
  +
  +
-Хм. -
  +
быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу,
  +
ты уже все выпил?
  +
  +
-Да… ты был прав. -
  +
более радостно сказал Кар. - И
  +
в правду… привыкаешь… со временем.
  +
  +
Кар решил, как всегда, не
  +
делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным
  +
оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.
  +
  +
-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?
  +
  +
-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.
  +
  +
Через пару минут комнату
  +
вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию.
  +
Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.
  +
  +
-Минуту. Я сейчас. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
Он поставил чащу на стол и
  +
направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару
  +
минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень
  +
отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.
  +
  +
-Why why can't we
  +
love again?
  +
  +
Why why are you shy on love... - спустя пару
  +
секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
Why why don't you open your heart?
  +
  +
Why why are we so far apart?
  +
  +
If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
I just want your loving arms around me, yeah
  +
  +
I got to find a way to make you take me back
  +
  +
Baby won't you tell me
  +
  +
Why why why why are we so far apart?
  +
  +
Песня очень нравилась
  +
Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.
  +
  +
-Хосе! -
  +
сказал он.
  +
  +
-А, что?
  +
  +
-А кто это поет?
  +
  +
-Это? Это The Beatles - британская группа, очень
  +
популярная там… в Англии.
  +
  +
Взглядом Хосе показал в
  +
самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.
  +
  +
-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили
  +
альбом в Бразилии, это прямо новинка.
  +
  +
-А откуда он, этот… альбом, у тебя?
  +
  +
-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе,
  +
ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь
  +
покажешь свои успехи по игре на дудочке?
  +
  +
-Ну… -
  +
Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это
  +
постыдным. - Я даже не знаю…
  +
  +
-Ну, ну… давай же.
  +
  +
Хосе смотрел на него настроенными
  +
на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.
  +
  +
-Эх… -
  +
Кар многозначно посмотрел в окно. -
  +
эх… давай.
  +
  +
Кар сказал это настолько
  +
тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:
  +
  +
-Прекрасно! -
  +
Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.
  +
  +
Кар нехотя взял из рук
  +
Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.
  +
  +
-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…
  +
  +
-Ну?
  +
  +
-Ага. Сейчас.
  +
  +
Кар приложил дудочку к
  +
клюву и уже через нее тихо проговаривал:
  +
  +
-kay nin.tas… ka_sa
  +
pa_kan… huc ca ki…
  +
  +
Он начал медленно
  +
закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже
  +
начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его
  +
лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами
  +
по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка
  +
поперхнулся матэ.
  +
  +
Легкая, на первый взгляд,
  +
мелодия превосходно исходила из уст Кара.
  +
  +
Через минуту, когда он
  +
отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно
  +
вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло
  +
и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но
  +
отпустило, он сказал:
  +
  +
-Это… не плохо… очень даже неплохо…
  +
  +
-С… спасибо. – застеснялся Кар.
  +
  +
-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?
  +
  +
-Да… да. За пару недель.
  +
  +
-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.
  +
  +
-Да нет. - с
  +
небольшим унылым смешком сказал Кар. -
  +
Хватит.
  +
  +
-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.
  +
  +
-Не верю.
  +
  +
-Поверь.
  +
  +
-Да нет.
  +
  +
-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было…
  +
неплохо. Даже… хорошо.
  +
  +
Полуоткрытые, до этого,
  +
глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.
  +
  +
-Хорошо? Ты так думаешь?
  +
  +
-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо
  +
отдохнуть, выпей матэ.
  +
  +
После этого Хосе подтолкнул
  +
к нему кружку. Кар со смешком сказал:
  +
  +
-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.
  +
  +
-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?
  +
  +
-Да… а хотя, только от нервов…
  +
  +
-Нервов? Каких нервов?
  +
  +
-Эээ…
  +
  +
Кар вдруг понял, что неожиданно
  +
для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве
  +
безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел
  +
отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.
  +
  +
Он начал тянуть свою «эээ»
  +
настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть
  +
диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».
  +
  +
-О! Смотри. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
После этого он быстро, как
  +
будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять
  +
вечера.
  +
  +
-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу
  +
рюкзак.
  +
  +
После этого Хосе молнией
  +
скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы
  +
получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой
  +
жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.
  +
  +
-«Выкрутился.» -
  +
подумал про себя Кар, смотрел на стоп. -
  +
«Еще немного и…»
  +
  +
Кар не успел нормально
  +
закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая
  +
пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой
  +
держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что
  +
некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки,
  +
которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное
  +
движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из
  +
этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их
  +
от того чтобы порвать всю сумку за раз.
  +
  +
-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара
  +
пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.
  +
  +
-Хорошо.
  +
  +
-Ну что? Пойдем?
  +
  +
-Пошли.
  +
  +
После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез
  +
проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на
  +
пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.
  +
  +
И
  +
вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то,
  +
что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже
  +
не удивлялся этому так сильно.
  +
  +
Он
  +
все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел
  +
привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе
  +
с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным
  +
стал такой разговор перед сном:
  +
  +
-Хорошо…
  +
хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком,
  +
окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну
  +
ты понял, как работает будущее время в английском?
  +
  +
-Ох…
  +
- зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках
  +
покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.
  +
  +
-Ну, раз ты understand…
  +
- зевнул Хосе. -
  +
Тогда наверно пора спать.
  +
  +
-Спать?
  +
Как спать? Время же всего… -
  +
после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…
  +
  +
-Спать.
  +
- прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.
  +
  +
-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.
  +
  +
-Go in your bad, young man.
  +
  +
-Okay, okay…
  +
  +
После
  +
этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть
  +
склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в
  +
самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться
  +
географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе
  +
не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его
  +
на стену, напротив своей кровати.
  +
  +
Он
  +
лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного
  +
есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со
  +
временем, не заметно для себя, Кар засыпал.
  +
  +
На
  +
утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время
  +
магазин, был на Каре.
  +
  +
  +
да эм… Sim claro. Nós temos -
  +
сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.
  +
  +
Время
  +
от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить
  +
свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и
  +
вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей
  +
обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в
  +
прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар
  +
сказал:
  +
  +
  +
isso? (Вот это?) - спросил Кар.
  +
  +
-Obrigada!
  +
(Блогадарю!) - ответила женщина.
  +
  +
Кар
  +
вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина
  +
ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и
  +
расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком
  +
насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:
  +
  +
-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в
  +
магазин Хосе.
  +
  +
-Jose! -
  +
весело кинул ему в ответ Кар.
  +
  +
-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)
  +
  +
-Milky Way!
  +
  +
-Yeah, lemme also
  +
get a… (Да! Еще дай мне…)
  +
  +
-El Comercio!
  +
  +
-And a… (И…)
  +
  +
-Perú.21!
  +
  +
-And most important…
  +
(И еще самое главное…)
  +
  +
-Miguel’ second coffee,
  +
one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)
  +
  +
И после этого оба
  +
подхватили:
  +
  +
-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)
  +
  +
-The fastest
  +
learner! (Быстрее всех учись!) – сказал
  +
Хосе.
  +
  +
-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.
  +
  +
- Miguel can’t
  +
keep me on the damn back burner! (Я
  +
не могу все время помогать Мигелю!)
  +
  +
- Yes, he can (Вообще-то можешь)
  +
  +
- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)
  +
  +
-What?! (Что?!)
  +
  +
- You still ain’t got no skills!
  +
  +
После этого Хосе схватил
  +
вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и
  +
выдал тихую, но уверенную:
  +
  +
-Ха!..
  +
  +
Кар больше не чувствовал
  +
себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя
  +
большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя
  +
частью этого теплого перуанского мира.
  +
  +
В течение остатка дня
  +
особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени
  +
обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре.
  +
Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив
  +
очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он
  +
мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало
  +
светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой
  +
оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как
  +
пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы
  +
становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море
  +
стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня,
  +
разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот
  +
чудесный пейзаж.
  +
  +
-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего
  +
особенного, но… черт, как же он прекрасен. -
  +
тихо проговаривал Кар закатывая глаза.
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно
  +
смыкаться.
  +
  +
-Так! -
  +
уверенно сказал Кар, после первого зевка. -
  +
Не время спать!
  +
  +
Кар быстро собрался и
  +
достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.
  +
  +
-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.
  +
  +
Тут же он достал из ящика
  +
стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно
  +
перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал
  +
старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими
  +
подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока
  +
он его до листает.
  +
  +
-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до
  +
незамысловатой мелодии.
  +
  +
И вот Кар представил в
  +
плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и
  +
начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.
  +
  +
-mu… na… - пока Кар играл он еще
  +
тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага,
  +
понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…
  +
  +
Кар пару раз попытался высвистеть
  +
эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал
  +
больше нежен на слух, Кар сказал:
  +
  +
-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и
  +
параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...
  +
  +
На звуке I’a он задержался
  +
и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул
  +
трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».
  +
  +
-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и
  +
увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.
  +
  +
Тихий прежде магазин
  +
наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли
  +
порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь
  +
мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия
  +
ударила в уши как надвигающийся ураган.
  +
  +
-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.
  +
  +
Дудочка вылетела у него из
  +
рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его
  +
памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как
  +
ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность
  +
и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали
  +
вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.
  +
  +
-Ну почему?! -
  +
расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов
  +
свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся
  +
ураганов?!
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно.
  +
Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он
  +
просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.
  +
  +
Кар начал медленно дышать.
  +
Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически
  +
абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:
  +
  +
- mu na na_kuk…
  +
  +
Кар вновь посмотрел на
  +
дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все
  +
хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой
  +
жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который
  +
он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас,
  +
весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь
  +
старый чемодан.
  +
  +
Он огляделся. Чемодан его
  +
отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем,
  +
скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как
  +
можно меньше вспоминать о старой.
  +
  +
Кар посмотрел в окно, а
  +
после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации,
  +
дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный
  +
момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему
  +
завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его
  +
реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции,
  +
переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву
  +
и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.
  +
  +
Неожиданно по магазину
  +
раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.
  +
  +
-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.
  +
  +
-Ну да, пытаюсь… -
  +
застеснялся Кар.
  +
  +
-Ну и что? Как успехи?
  +
  +
-Ну… неплохо?
  +
  +
-А почему так неуверенно?
  +
  +
-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…
  +
  +
-Ну я могу. -
  +
прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.
  +
  +
-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…
  +
  +
-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.
  +
  +
-Нет, спасибо, Хосе, не надо…
  +
  +
-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…
  +
  +
После Хосе поставил на
  +
прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.
  +
  +
-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.
  +
  +
-Да.
  +
  +
-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень
  +
выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.
  +
  +
-Да не за что. -
  +
слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в
  +
лучшую сторону. - И что дальше?
  +
  +
-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда,
  +
кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил
  +
кое-что…
  +
  +
-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.
  +
  +
-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и
  +
капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить…
  +
пойдешь со мной собирать?!
  +
  +
-Д-да… конечно!
  +
  +
-Ну и превосходно.
  +
  +
-Когда пойдем?
  +
  +
-Ну не знаю часа через два может быть.
  +
  +
-Через два? Х-хорошо.
  +
  +
-Ну пока есть время отсидеться.
  +
  +
Хосе встал по середине
  +
комнаты, осмотрелся и сказал:
  +
  +
-Так, погоди, я сейчас.
  +
  +
Он отошел на склад и его
  +
не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И
  +
вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был
  +
какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная
  +
коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а
  +
сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и
  +
грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая
  +
волной прошлась по столу и осела на полу.
  +
  +
-Вот.
  +
  +
-Хосе… что это?
  +
  +
-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило
  +
выпросить его у старика.
  +
  +
-И… что он делает?
  +
  +
-Сейчас увидишь.
  +
  +
После Хосе отошел обратно
  +
к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью
  +
«Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный
  +
приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую
  +
иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный
  +
тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья
  +
стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами
  +
на гитаре.
  +
  +
Пока Кар присматривался к
  +
граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из
  +
подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин
  +
и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он
  +
поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту,
  +
покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих
  +
искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло
  +
пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.
  +
  +
И вот Хосе снял чайник с
  +
плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться,
  +
и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась
  +
едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах
  +
начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его
  +
содержимое.
  +
  +
-Налитай! -
  +
сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.
  +
  +
-Х-хорошо…
  +
  +
Кар нехотя взял кружку, из
  +
которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом,
  +
Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым
  +
и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец
  +
рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:
  +
  +
-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх…
  +
его вкус напоминает мне Бразилию… -
  +
после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил.
  +
- А почему ты не пьешь?
  +
  +
-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.
  +
  +
-Эх… зря… знаешь? -
  +
резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь.
  +
Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От
  +
простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от
  +
недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому
  +
европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну
  +
или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…
  +
  +
-Рыба… -
  +
грустно сказал Кар.
  +
  +
-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.
  +
  +
-Да. -
  +
быстро и закончено сказал Кар.
  +
  +
Кар знал про цингу из
  +
письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц,
  +
но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при
  +
чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая
  +
была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в
  +
очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно
  +
не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли
  +
родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти
  +
ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в
  +
конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.
  +
  +
Кару от таких мыслей
  +
сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него
  +
расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца,
  +
которое как часы отсчитывало время.
  +
  +
В мире столько бед и ты
  +
можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться,
  +
но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что
  +
Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что
  +
если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и
  +
в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все,
  +
все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и
  +
это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце,
  +
где страдания повторяются вновь и вновь…
  +
  +
Кар сам не заметил, как
  +
начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его
  +
горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара
  +
конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через
  +
пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него
  +
такой сильный эмоциональный эффект.
  +
  +
Неожиданно Кар почувствовал,
  +
что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.
  +
  +
-Хм. -
  +
быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу,
  +
ты уже все выпил?
  +
  +
-Да… ты был прав. -
  +
более радостно сказал Кар. - И
  +
в правду… привыкаешь… со временем.
  +
  +
Кар решил, как всегда, не
  +
делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным
  +
оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.
  +
  +
-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?
  +
  +
-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.
  +
  +
Через пару минут комнату
  +
вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию.
  +
Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.
  +
  +
-Минуту. Я сейчас. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
Он поставил чащу на стол и
  +
направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару
  +
минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень
  +
отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.
  +
  +
-Why why can't we
  +
love again?
  +
  +
Why why are you shy on love... - спустя пару
  +
секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
Why why don't you open your heart?
  +
  +
Why why are we so far apart?
  +
  +
If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
I just want your loving arms around me, yeah
  +
  +
I got to find a way to make you take me back
  +
  +
Baby won't you tell me
  +
  +
Why why why why are we so far apart?
  +
  +
Песня очень нравилась
  +
Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.
  +
  +
-Хосе! -
  +
сказал он.
  +
  +
-А, что?
  +
  +
-А кто это поет?
  +
  +
-Это? Это The Beatles - британская группа, очень
  +
популярная там… в Англии.
  +
  +
Взглядом Хосе показал в
  +
самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.
  +
  +
-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили
  +
альбом в Бразилии, это прямо новинка.
  +
  +
-А откуда он, этот… альбом, у тебя?
  +
  +
-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе,
  +
ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь
  +
покажешь свои успехи по игре на дудочке?
  +
  +
-Ну… -
  +
Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это
  +
постыдным. - Я даже не знаю…
  +
  +
-Ну, ну… давай же.
  +
  +
Хосе смотрел на него настроенными
  +
на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.
  +
  +
-Эх… -
  +
Кар многозначно посмотрел в окно. -
  +
эх… давай.
  +
  +
Кар сказал это настолько
  +
тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:
  +
  +
-Прекрасно! -
  +
Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.
  +
  +
Кар нехотя взял из рук
  +
Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.
  +
  +
-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…
  +
  +
-Ну?
  +
  +
-Ага. Сейчас.
  +
  +
Кар приложил дудочку к
  +
клюву и уже через нее тихо проговаривал:
  +
  +
-kay nin.tas… ka_sa
  +
pa_kan… huc ca ki…
  +
  +
Он начал медленно
  +
закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже
  +
начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его
  +
лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами
  +
по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка
  +
поперхнулся матэ.
  +
  +
Легкая, на первый взгляд,
  +
мелодия превосходно исходила из уст Кара.
  +
  +
Через минуту, когда он
  +
отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно
  +
вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло
  +
и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но
  +
отпустило, он сказал:
  +
  +
-Это… не плохо… очень даже неплохо…
  +
  +
-С… спасибо. – застеснялся Кар.
  +
  +
-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?
  +
  +
-Да… да. За пару недель.
  +
  +
-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.
  +
  +
-Да нет. - с
  +
небольшим унылым смешком сказал Кар. -
  +
Хватит.
  +
  +
-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.
  +
  +
-Не верю.
  +
  +
-Поверь.
  +
  +
-Да нет.
  +
  +
-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было…
  +
неплохо. Даже… хорошо.
  +
  +
Полуоткрытые, до этого,
  +
глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.
  +
  +
-Хорошо? Ты так думаешь?
  +
  +
-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо
  +
отдохнуть, выпей матэ.
  +
  +
После этого Хосе подтолкнул
  +
к нему кружку. Кар со смешком сказал:
  +
  +
-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.
  +
  +
-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?
  +
  +
-Да… а хотя, только от нервов…
  +
  +
-Нервов? Каких нервов?
  +
  +
-Эээ…
  +
  +
Кар вдруг понял, что неожиданно
  +
для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве
  +
безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел
  +
отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.
  +
  +
Он начал тянуть свою «эээ»
  +
настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть
  +
диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».
  +
  +
-О! Смотри. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
После этого он быстро, как
  +
будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять
  +
вечера.
  +
  +
-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу
  +
рюкзак.
  +
  +
После этого Хосе молнией
  +
скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы
  +
получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой
  +
жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.
  +
  +
-«Выкрутился.» -
  +
подумал про себя Кар, смотрел на стоп. -
  +
«Еще немного и…»
  +
  +
Кар не успел нормально
  +
закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая
  +
пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой
  +
держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что
  +
некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки,
  +
которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное
  +
движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из
  +
этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их
  +
от того чтобы порвать всю сумку за раз.
  +
  +
-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара
  +
пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.
  +
  +
-Хорошо.
  +
  +
-Ну что? Пойдем?
  +
  +
-Пошли.
  +
  +
После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез
  +
проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на
  +
пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.
  +
  +
И
  +
вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то,
  +
что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже
  +
не удивлялся этому так сильно.
  +
  +
Он
  +
все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел
  +
привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе
  +
с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным
  +
стал такой разговор перед сном:
  +
  +
-Хорошо…
  +
хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком,
  +
окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну
  +
ты понял, как работает будущее время в английском?
  +
  +
-Ох…
  +
- зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках
  +
покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.
  +
  +
-Ну, раз ты understand…
  +
- зевнул Хосе. -
  +
Тогда наверно пора спать.
  +
  +
-Спать?
  +
Как спать? Время же всего… -
  +
после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…
  +
  +
-Спать.
  +
- прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.
  +
  +
-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.
  +
  +
-Go in your bad, young man.
  +
  +
-Okay, okay…
  +
  +
После
  +
этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть
  +
склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в
  +
самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться
  +
географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе
  +
не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его
  +
на стену, напротив своей кровати.
  +
  +
Он
  +
лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного
  +
есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со
  +
временем, не заметно для себя, Кар засыпал.
  +
  +
На
  +
утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время
  +
магазин, был на Каре.
  +
  +
  +
да эм… Sim claro. Nós temos -
  +
сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.
  +
  +
Время
  +
от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить
  +
свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и
  +
вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей
  +
обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в
  +
прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар
  +
сказал:
  +
  +
  +
isso? (Вот это?) - спросил Кар.
  +
  +
-Obrigada!
  +
(Блогадарю!) - ответила женщина.
  +
  +
Кар
  +
вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина
  +
ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и
  +
расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком
  +
насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:
  +
  +
-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в
  +
магазин Хосе.
  +
  +
-Jose! -
  +
весело кинул ему в ответ Кар.
  +
  +
-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)
  +
  +
-Milky Way!
  +
  +
-Yeah, lemme also
  +
get a… (Да! Еще дай мне…)
  +
  +
-El Comercio!
  +
  +
-And a… (И…)
  +
  +
-Perú.21!
  +
  +
-And most important…
  +
(И еще самое главное…)
  +
  +
-Miguel’ second coffee,
  +
one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)
  +
  +
И после этого оба
  +
подхватили:
  +
  +
-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)
  +
  +
-The fastest
  +
learner! (Быстрее всех учись!) – сказал
  +
Хосе.
  +
  +
-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.
  +
  +
- Miguel can’t
  +
keep me on the damn back burner! (Я
  +
не могу все время помогать Мигелю!)
  +
  +
- Yes, he can (Вообще-то можешь)
  +
  +
- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)
  +
  +
-What?! (Что?!)
  +
  +
- You still ain’t got no skills!
  +
  +
После этого Хосе схватил
  +
вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и
  +
выдал тихую, но уверенную:
  +
  +
-Ха!..
  +
  +
Кар больше не чувствовал
  +
себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя
  +
большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя
  +
частью этого теплого перуанского мира.
  +
  +
В течение остатка дня
  +
особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени
  +
обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре.
  +
Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив
  +
очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он
  +
мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало
  +
светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой
  +
оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как
  +
пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы
  +
становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море
  +
стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня,
  +
разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот
  +
чудесный пейзаж.
  +
  +
-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего
  +
особенного, но… черт, как же он прекрасен. -
  +
тихо проговаривал Кар закатывая глаза.
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно
  +
смыкаться.
  +
  +
-Так! -
  +
уверенно сказал Кар, после первого зевка. -
  +
Не время спать!
  +
  +
Кар быстро собрался и
  +
достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.
  +
  +
-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.
  +
  +
Тут же он достал из ящика
  +
стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно
  +
перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал
  +
старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими
  +
подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока
  +
он его до листает.
  +
  +
-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до
  +
незамысловатой мелодии.
  +
  +
И вот Кар представил в
  +
плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и
  +
начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.
  +
  +
-mu… na… - пока Кар играл он еще
  +
тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага,
  +
понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…
  +
  +
Кар пару раз попытался высвистеть
  +
эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал
  +
больше нежен на слух, Кар сказал:
  +
  +
-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и
  +
параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...
  +
  +
На звуке I’a он задержался
  +
и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул
  +
трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».
  +
  +
-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и
  +
увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.
  +
  +
Тихий прежде магазин
  +
наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли
  +
порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь
  +
мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия
  +
ударила в уши как надвигающийся ураган.
  +
  +
-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.
  +
  +
Дудочка вылетела у него из
  +
рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его
  +
памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как
  +
ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность
  +
и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали
  +
вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.
  +
  +
-Ну почему?! -
  +
расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов
  +
свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся
  +
ураганов?!
  +
  +
Кар почувствовал, что его
  +
сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно.
  +
Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он
  +
просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.
  +
  +
Кар начал медленно дышать.
  +
Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически
  +
абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:
  +
  +
- mu na na_kuk…
  +
  +
Кар вновь посмотрел на
  +
дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все
  +
хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой
  +
жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который
  +
он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас,
  +
весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь
  +
старый чемодан.
  +
  +
Он огляделся. Чемодан его
  +
отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем,
  +
скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как
  +
можно меньше вспоминать о старой.
  +
  +
Кар посмотрел в окно, а
  +
после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации,
  +
дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный
  +
момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему
  +
завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его
  +
реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции,
  +
переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву
  +
и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.
  +
  +
Неожиданно по магазину
  +
раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.
  +
  +
-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.
  +
  +
-Ну да, пытаюсь… -
  +
застеснялся Кар.
  +
  +
-Ну и что? Как успехи?
  +
  +
-Ну… неплохо?
  +
  +
-А почему так неуверенно?
  +
  +
-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…
  +
  +
-Ну я могу. -
  +
прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.
  +
  +
-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…
  +
  +
-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.
  +
  +
-Нет, спасибо, Хосе, не надо…
  +
  +
-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…
  +
  +
После Хосе поставил на
  +
прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.
  +
  +
-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.
  +
  +
-Да.
  +
  +
-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень
  +
выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.
  +
  +
-Да не за что. -
  +
слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в
  +
лучшую сторону. - И что дальше?
  +
  +
-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда,
  +
кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил
  +
кое-что…
  +
  +
-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.
  +
  +
-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и
  +
капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить…
  +
пойдешь со мной собирать?!
  +
  +
-Д-да… конечно!
  +
  +
-Ну и превосходно.
  +
  +
-Когда пойдем?
  +
  +
-Ну не знаю часа через два может быть.
  +
  +
-Через два? Х-хорошо.
  +
  +
-Ну пока есть время отсидеться.
  +
  +
Хосе встал по середине
  +
комнаты, осмотрелся и сказал:
  +
  +
-Так, погоди, я сейчас.
  +
  +
Он отошел на склад и его
  +
не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И
  +
вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был
  +
какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная
  +
коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а
  +
сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и
  +
грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая
  +
волной прошлась по столу и осела на полу.
  +
  +
-Вот.
  +
  +
-Хосе… что это?
  +
  +
-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило
  +
выпросить его у старика.
  +
  +
-И… что он делает?
  +
  +
-Сейчас увидишь.
  +
  +
После Хосе отошел обратно
  +
к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью
  +
«Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный
  +
приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую
  +
иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный
  +
тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья
  +
стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами
  +
на гитаре.
  +
  +
Пока Кар присматривался к
  +
граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из
  +
подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин
  +
и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он
  +
поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту,
  +
покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих
  +
искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло
  +
пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.
  +
  +
И вот Хосе снял чайник с
  +
плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться,
  +
и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась
  +
едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах
  +
начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его
  +
содержимое.
  +
  +
-Налитай! -
  +
сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.
  +
  +
-Х-хорошо…
  +
  +
Кар нехотя взял кружку, из
  +
которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом,
  +
Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым
  +
и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец
  +
рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:
  +
  +
-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх…
  +
его вкус напоминает мне Бразилию… -
  +
после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил.
  +
- А почему ты не пьешь?
  +
  +
-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.
  +
  +
-Эх… зря… знаешь? -
  +
резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь.
  +
Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От
  +
простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от
  +
недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому
  +
европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну
  +
или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…
  +
  +
-Рыба… -
  +
грустно сказал Кар.
  +
  +
-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.
  +
  +
-Да. -
  +
быстро и закончено сказал Кар.
  +
  +
Кар знал про цингу из
  +
письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц,
  +
но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при
  +
чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая
  +
была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в
  +
очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно
  +
не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли
  +
родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти
  +
ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в
  +
конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.
  +
  +
Кару от таких мыслей
  +
сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него
  +
расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца,
  +
которое как часы отсчитывало время.
  +
  +
В мире столько бед и ты
  +
можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться,
  +
но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что
  +
Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что
  +
если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и
  +
в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все,
  +
все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и
  +
это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце,
  +
где страдания повторяются вновь и вновь…
  +
  +
Кар сам не заметил, как
  +
начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его
  +
горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара
  +
конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через
  +
пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него
  +
такой сильный эмоциональный эффект.
  +
  +
Неожиданно Кар почувствовал,
  +
что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.
  +
  +
-Хм. -
  +
быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу,
  +
ты уже все выпил?
  +
  +
-Да… ты был прав. -
  +
более радостно сказал Кар. - И
  +
в правду… привыкаешь… со временем.
  +
  +
Кар решил, как всегда, не
  +
делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным
  +
оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.
  +
  +
-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?
  +
  +
-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.
  +
  +
Через пару минут комнату
  +
вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию.
  +
Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.
  +
  +
-Минуту. Я сейчас. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
Он поставил чащу на стол и
  +
направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару
  +
минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень
  +
отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.
  +
  +
-Why why can't we
  +
love again?
  +
  +
Why why are you shy on love... - спустя пару
  +
секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
Why why don't you open your heart?
  +
  +
Why why are we so far apart?
  +
  +
If you only knew how much I love you
  +
  +
Why can't you love me again?
  +
  +
I just want your loving arms around me, yeah
  +
  +
I got to find a way to make you take me back
  +
  +
Baby won't you tell me
  +
  +
Why why why why are we so far apart?
  +
  +
Песня очень нравилась
  +
Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.
  +
  +
-Хосе! -
  +
сказал он.
  +
  +
-А, что?
  +
  +
-А кто это поет?
  +
  +
-Это? Это The Beatles - британская группа, очень
  +
популярная там… в Англии.
  +
  +
Взглядом Хосе показал в
  +
самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.
  +
  +
-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили
  +
альбом в Бразилии, это прямо новинка.
  +
  +
-А откуда он, этот… альбом, у тебя?
  +
  +
-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе,
  +
ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь
  +
покажешь свои успехи по игре на дудочке?
  +
  +
-Ну… -
  +
Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это
  +
постыдным. - Я даже не знаю…
  +
  +
-Ну, ну… давай же.
  +
  +
Хосе смотрел на него настроенными
  +
на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.
  +
  +
-Эх… -
  +
Кар многозначно посмотрел в окно. -
  +
эх… давай.
  +
  +
Кар сказал это настолько
  +
тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:
  +
  +
-Прекрасно! -
  +
Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.
  +
  +
Кар нехотя взял из рук
  +
Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.
  +
  +
-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…
  +
  +
-Ну?
  +
  +
-Ага. Сейчас.
  +
  +
Кар приложил дудочку к
  +
клюву и уже через нее тихо проговаривал:
  +
  +
-kay nin.tas… ka_sa
  +
pa_kan… huc ca ki…
  +
  +
Он начал медленно
  +
закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже
  +
начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его
  +
лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами
  +
по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка
  +
поперхнулся матэ.
  +
  +
Легкая, на первый взгляд,
  +
мелодия превосходно исходила из уст Кара.
  +
  +
Через минуту, когда он
  +
отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно
  +
вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло
  +
и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но
  +
отпустило, он сказал:
  +
  +
-Это… не плохо… очень даже неплохо…
  +
  +
-С… спасибо. – застеснялся Кар.
  +
  +
-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?
  +
  +
-Да… да. За пару недель.
  +
  +
-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.
  +
  +
-Да нет. - с
  +
небольшим унылым смешком сказал Кар. -
  +
Хватит.
  +
  +
-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.
  +
  +
-Не верю.
  +
  +
-Поверь.
  +
  +
-Да нет.
  +
  +
-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было…
  +
неплохо. Даже… хорошо.
  +
  +
Полуоткрытые, до этого,
  +
глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.
  +
  +
-Хорошо? Ты так думаешь?
  +
  +
-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо
  +
отдохнуть, выпей матэ.
  +
  +
После этого Хосе подтолкнул
  +
к нему кружку. Кар со смешком сказал:
  +
  +
-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.
  +
  +
-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?
  +
  +
-Да… а хотя, только от нервов…
  +
  +
-Нервов? Каких нервов?
  +
  +
-Эээ…
  +
  +
Кар вдруг понял, что неожиданно
  +
для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве
  +
безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел
  +
отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.
  +
  +
Он начал тянуть свою «эээ»
  +
настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть
  +
диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».
  +
  +
-О! Смотри. -
  +
сказал Хосе.
  +
  +
После этого он быстро, как
  +
будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять
  +
вечера.
  +
  +
-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу
  +
рюкзак.
  +
  +
После этого Хосе молнией
  +
скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы
  +
получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой
  +
жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.
  +
  +
-«Выкрутился.» -
  +
подумал про себя Кар, смотрел на стоп. -
  +
«Еще немного и…»
  +
  +
Кар не успел нормально
  +
закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая
  +
пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой
  +
держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что
  +
некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки,
  +
которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное
  +
движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из
  +
этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их
  +
от того чтобы порвать всю сумку за раз.
  +
  +
-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара
  +
пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.
  +
  +
-Хорошо.
  +
  +
-Ну что? Пойдем?
  +
  +
-Пошли.
  +
  +
После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез
  +
проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на
  +
пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.
   
 
== Персонажи ==
 
== Персонажи ==
Строка 3715: Строка 6356:
 
* Кашаса - это крепкий бразильский алкогольный напиток, также известный как "бразильский ром".
 
* Кашаса - это крепкий бразильский алкогольный напиток, также известный как "бразильский ром".
 
* 13 глава "You ain’t got no skills!" - первая глава с англо-язычным названием.
 
* 13 глава "You ain’t got no skills!" - первая глава с англо-язычным названием.
  +
* Диолог Кара и Хосе в 14 главе на английском также является отсылкой на In the hightes.
  +
* El Comercio и Peru.21 - это перуанские газеты.
  +
* «Jailhouse
  +
Rock» - это альбом Элвиса Пресли.
  +
* Упоминание the Beatles отсылает к тому что это любимая рок-группа автора.
 
[[Категория:Выдумки]]
 
[[Категория:Выдумки]]
 
[[Категория:Книги]]
 
[[Категория:Книги]]

Версия 10:46, февраля 24, 2020

Мастер беспорядка (Кар-Карыч — монарх)
Название: История Ворона
Жанр: Повесть, драма
Дата выхода: 14.07.2019 (первая глава)
Автор: Чилов

История Ворона - фанфик Чилова, начатый 14.07.2019. Его основной задачей является рассказ о молодости Кар-Карыча, а также расширение вселенной Смешариков (не закончен, написание продолжается). Сам же фанфик является неофициальным приквелом к оригинальному сериалу.

Сюжет

Пролог. Полуостров

Очень далеко, у Карибского моря, есть полуостров. Для всей планеты он значения особо не имеет, его нет на большинстве карт. Раньше он был даже необитаем.

В очень давние времена, во время одного из штормов, на этот кусок земли наткнулся корабль. В то время деревянные корабли были менее прочными. Корабль разбился о скалы близ побережья. После катастрофы выжили немногие. 

Переждав ураган, выжившие моряки во главе с капитаном Альфредом отправились на изучение территории. Спустя некоторое время они начали обустраиваться и строить мелкие поселения. Но в итоге самое большое и прогрессивное поселение сформировалось на востоке полуострова. Это была деревня, находящаяся между лесом, пустыней, горами и морем. Местные назвали ее Ромашковой долиной, потому что на полуострове росло очень много ромашек.

Шли годы, Ромашковая долина развивалась в отрыве от основной цивилизации. Альфред и его команда ушли в историю и стали историческими героями. Поколения сменялись, деревня расширялась, казалось, что так было, есть и будет всегда. И тут начинается наш рассказ.

Глава 1. Карычи

Прошло много веков после основания Ромашковой долины. Было обычное лето. Оно выдалось плодородным, поэтому ремесленники трудились в своих мастерских, земледельцы быстро собирали урожай, дети веселились у моря, а купцы готовили товары для перевозки между поселениями на построве.

Маленький Карыч
И вот в один из этих ничем не примечательных дней произошло событие. У семейства Карычей родился сын. Рождение ребенка действительно было событием, ведь тогда даже в самой большой деревне на полуострове жило не больше 25 жителей, поэтому их число пополнялось не очень часто.

На первый день рождения воронёнка пришла посмотреть вся деревня, так как отец новорождённого, Вольфрам Карыч, был очень уважаемым в поселении ремесленником. Он очень любил отдыхать на речке, поэтому он делал удочки, лески и панамы для всей деревни. И вот его жена Кора Карыч показала своего сына. Это был бледно-голубой маленький воронёнок. Когда его скорлупа растрескалась и он вылез, Вольфрам начал отводить гостей от их гнезда, чтоб подойти к новому Карычу поближе.

— Ну же. Посмотри на папу, — сказал Вольфрам.

После этих слов маленький ничего не понимающий воронёнок открыл свой большие глаза и посмотрел на своего отца. Стоящая сбоку от этой сцены толпа умилилась тому, что у молодого ребенка будет добрая и любящая семья.

Прошло время, новорождённому ребенку дали имя Кар, он жил и рос в любящей семье. Его мать учила маленького неопытного вороненка рутине, а отец шёл дальше и обучал Кара ремеслам, а еще воспитывал в сыне дух путешественника. Сам отец был родом из другой деревни, на севере полуострова. Но его дух приключений и азарта манил его узнать, что же за таинственными горами. Все говорили, что он дурак, который умрёт в горах от голода. Но в итоге, идя по горам почти месяц, он добрался до Ромашковой Долины и, оставшись там, открыл свою мастерскую и нашел жену.

В один из ранних, но теплых весенних вечеров присядут на берег озёрной речки папа и сын и начнут рыбачить:

— Папа? — сказал Кар-Карыч, доставая все нужное из корзинки.

— Да, что? — сказал его папа.

— А почему мы рыбачим на палках вместо удочек? 

Карыч и его отец рыбачат

— Потому что мы забыли их дома, но ничего страшного, главное в рыбалке не удочки, а терпение.

Тогда они могли сидеть и рыбачить часами, а потом обычно шёл вопрос:

— Папа, папа!

— А? Что? — говорил проснувшийся ворон.

— А что там?

— Где?

— Вон там, — показывал Кар-Карыч пальцем на океан, — за морем.

— Ааа, понятно. Я не знаю, сынок. Никто точно не знает. Но когда-нибудь, как я думаю, мы узнаем, что там. И я уверен, первым это узнаешь ты!

— Ну нет, пап. — громко расхохотался воронёнок.

— Да, ты, именно ты. — тоже расхохотался Вольфрам.

— Ну нет, хе-хе-хех. — закончил хохотать Кар.

— Ну ладно, — заканчивал смеяться отец, — нам уже пора. Собираемся.

И хоть рыбу они почти не поймали, но это Кар-Карыча не огорчало, ведь он был рад каждой секунде, проведённой с его любящей и дружелюбной семьей.

Глава 2. Яблоко

Шли года. Этот диалог повторялся из раза в раз. Вольфрам хоть и любил свою семью и свое дело, но дух приключений не переставал манить его за горизонт. Шло время, Кар-Карыч рос, становился более умным и сильным, он вырос из наивного воронёнка и стал таким же азартным авантюристом, как его папа.

Однажды, просто сидя дома и отдыхая на диване после почти целого дня у станка, Вольфрам услышал очень громкий стук в дверь.

-Да, что? – сказал Карыч, открыв дверь.

-Вот! – сказал рассерженный сосед, показав Кара.

-Эээ? Что он сделал на этот раз?

-Ваш воронёнок опять прокрался в мой огород и воровал у меня яблоки.

Молодой Кар-Карыч нервно улыбнулся в ответ на недоумение на лице отца.

-Даааа… конечно…

-ЭТО ЕЩЁ НЕ ВСЁ! – рявкнул разгневанный огородник.

-Да? Что-то ещё? – в этот момент Вольфрам так же пугливо улыбнулся, как и его сын.

-После того, как я его застукал, он залез на яблоню и начал кидать в меня яблоки, а когда он спускался, обломал все ветки.

-Я думаю, если мы с купцом поедем в соседнюю деревню, то я смогу привезти вам немного саженцев…

-ЕЩЁ НЕ ВСЁ! После он убежал в сарай, сорвав дверь с петель, а после отбивался от меня граблями. Слышишь?! – повернулся он к Кару. – НЕ ЗАХОДИ В МОЙ САРАЙ!

-…

-…

Карычи не знали, что сказать или ответить на такое.

-ТЫ ПОНЯЛ?!

-Д-да… - сказал, заикаясь, Кар и зажмурился.

-Держите его подальше от моего огорода. – кинул сосед Кара в дом и пошёл обратно.

Карычи очень долго после этого молчали.

-Сына. – сказал, ещё не отойдя от шока, Вольфрам.

-Да, пап.

-Что это было?

-Прости, пап.

Кар отвернулся и начал смотреть в пол.

-Я, конечно, понимаю, но ведь не надо искать приключений в чужих дворах.

-Но почему?

-Некультурно это.

-А когда ты ушёл из своей деревни, это было культурно?

Такого ответа не ждал ни Вольфрам, ни, пожалуй, даже сам Кар.

-Прости. – сказал Кар.

-Да ничего. – ответил Вольфрам. – Может даже, ты и прав.

После этого они опять надолго замолчали.

-Ну что, авантюрист? – с небольшим смешком сказал отец, – много яблок стащил?

Кар показал одно небольшое яблочко.

-Ха, – удивился Вольфрам, - и из-за этого ты всё это сделал?

-У меня туда бумеранг залетел, я его взял и увидел, что там яблоки валяются, ну вот и не удержался.

-Эх ты, настоящий Карыч должен иметь силу воли.

-Хех.

-Ладно, - сказал Вольфрам, - пойдём, для наказания ты мне немного удочек настрогаешь.

Они вышли из их дома и направились в мастерскую Вольфрама.

Глава 3. Корабль

И вот они пошли в мастерскую Вольфрама. Им надо было идти долго, ведь его мастерская находилась у самого берега, как говорил сам Вольфрам, это помогает ему сосредоточиться. Пока они шли, они случайно забрели на главную площадь. Молодой Кар остановился, а Вольфрам шёл дальше.

-Сына, идём. – проворчал Вольфрам.

-Пап, тут вроде писарь что-то интересное говорит. – ответил ему Кар.

-Опять будет вести нас собирать снег с гор или ещё какая-то ересь. Так что идём.

-И общими силами с западной деревней мы наконец сделаем то, чего многие ждали годами, - раздавался громкий голос писаря.

-Ну и чего же мы ждали годами? – иронично прошептал Вольфрам.

-Мы построили корабль! – радостно прокричал писарь.

Вольфрам широко открыл глаза и начал внимательно вслушиваться в то, что говорил писарь.

-Этот гигантский корабль под названием «Альфред», построенный на основе обломков легендарного корабля, сможет выдержать 14 смешариков. Записывайтесь, и уже завтра мы будем отплывать навстречу неизвестности.

На мгновение Вольфрам застыл, после чего быстро сказал сыну идти в мастерскую, а сам пошёл обратно домой.

Кар без каких-либо вопросов пошел в мастерскую. Через полчаса он дошёл до мастерской, взял толстый кусок дерева, достал маленький ножик, сел и начал строгать удочку. Удочки у него пока получались не так хорошо, как у его отца, но он действительно делал своё дело с душой и искренне радовался каждой сделанной удочке, но в этот раз он старался немного меньше чем обычно, ведь он думал:

-Что так обрадовало папу? Ведь он и писарь никогда не ладили, что же… ааа! Не надо об этом думать, надо заняться делом.

Когда дело было наконец доделано, он собрал свои творения в небольшую горсть, обернул их верёвкой, закинул за спину и пошел к дому.

Он думал о том, зачем его папа так резко поменял планы, хотя он никогда не был прочь посмотреть на то, как делаются удочки, и сам был не прочь их поделать.

Спустя примерно сорок минут он дошёл до дома. Он снял с плеч удочки и подошёл к двери. Войдя в дом, он увидел, как его отец маниакально собирает вещи:

-П-паа-ап, т-ты чего?

-Я… я собираюсь в новый свет. Я собираюсь на корабль.

-Но, но… как же мама?

Недоумение Кара было вполне обоснованное, ведь в то время Кора Карыч страшно заболела.

-…Я… я ненадолго.

-Но зачем тебе надо на этот корабль?

-Я хочу увидеть, что находится… там.

-…Где? – спросил в недоумении Кар, попутно вспоминая старый диалог, который повторялся очень много раз.

-За морем. Сына, ты же понимаешь. Таинственность манит понять, что находится за… горой.

После чего настало неловкое молчание, ведь обоих захлестнула волна воспоминаний и непонимания.

-Я обещаю – я ненадолго, сына… ты мне веришь? Я тебя когда-нибудь обманывал?

-Н-нет… я, пожалуй, пойду.

Кар-Карыч уже собирался уходить, но перед самым выходом отец положил своё крыло ему на плечо и сказал:

-И ещё, сын. Позаботься о маме.

-Х-хорошо.

Вольфрам продолжил собираться, но перед своим уходом Кар спросил его:

-Пап, а когда ты ушёл из своей родной деревни, как думаешь, твои родственники скучали по тебе?

Вольфрам сначала глубоко вздохнул, а потом выдохнул и, не поворачиваясь, ответил:

-Я… я расскажу тебе позже.

Глава 4. Туман

Кар вышел на улицу. Он был в отчаянии. Как назло, начался дождь. Это был невиданный ливень. Карыч поскорее побежал к ближайшей скамье под деревом. Повсеместная слякоть только нагнетала настроение.

Он не знал, как быть, ведь он понимал, что его отец всегда жаждет приключений… постоянно.

Это его натура. Кар знал, что Вольфрам от всего сердца отдаётся и делу, и семье, он любит это, но приключения для него всегда были чем-то больше. Он, конечно, был не то чтобы против этого, но дело в том, что, бросив всё и поплыв за горизонт, он бросил бы и свою жену.

-Почему?

Ну почему всё так сложно? Я не смогу так часто проведывать маму, как это делал папа. А если с ней что-то случится? Что я смогу тогда сделать? Надо что-то делать. Мне нужен… нужен совет. Но чей?

В этот момент в его голову пришла идея, которая дала небольшой просвет в его пасмурных и серых мыслях. Он сорвал с дерева увесистую ветку, подставил её себе под голову и направился в местный долинный госпиталь.

Дойдя до места спустя двадцать минут, он пошёл в палату своей матери.

-Мам? —тревожно сказал он, войдя в палату №3.

-Да, Кар, сыночек, это ты? - сказал нежный, но немного хриплый голос Коры.

-Да, тебе стало лучше?

-Нет пока, но, когда ты меня проведываешь, мне всегда становится лучше.

-Это… это хорошо, - сказал Кар, чуть не плача, - я пришёл у тебя кое-что спросить.

-Да, конечно, - сказала Кора. - Что, кха-кха, тебе надо?

После этих слов Кора Карыч немного прокашлялась.

-Это, с чего бы начать? – задумался Кар. – Ты слышала о корабле?

-Об «Альфреде»?

-Да, именно!

-Конечно, тут что с улицы, что из коридора все только о корабле и говорят.

-Ну, это, - немного приунывшим голосом сказал Кар, - папа хочет на нем поехать.

-Правда?

-Да, и я не знаю, как быть.

-С чем?

-С тобой. Я не смогу тебя часто навешать, и я не буду знать, что делать, если тебе станет ещё хуже. Для меня это слишком… слишком сложно. – немного громче и печальнее сказал Карыч.

-Тише, тише… - начала мать успокаивать своего ребёнка.

-Как можно быть тише, когда речь идет о настолько серьёзных вещах?

-Но ты же понимаешь, что желание приключений всегда было у твоего отца.

-Я понимаю, море, оно… оно тянет к себе своей неизвестностью и опасностью, но главная опасность сейчас здесь, на полуострове. Если… если, пока его не будет,с тобой случится уже непоправимое? Что мне тогда делать?

-Поверь, твой папа чувствует то же самое.

Кар вытер небольшие слёзы с лица и сказал:

-Пр-правда?

-Да, ты же знаешь, он любит свою семью и делает все для неё.

После этого настала небольшая тишина, Кар сел на кровать, а мать прижала его поближе к себе.

-Я же знаю.

-Что?

-Ты тоже хочешь поехать. Правда?

-Правда, но я не могу.

-Почему?

-Я не могу оставить тебя здесь одну.

-О, сыночек. В нашей уютной деревне достаточно хорошая медицина, за меня можешь не беспокоиться.

-П-правда?

-Да, конечно.

-Я могу поехать с папой?

-Разумеется, за меня можешь не бояться.

-Спас-спас-спас…

-Что?

-Спасибо, мам. Пока.

-Удачи.

Кар вышел из лазарета с небольшой, но очень искренней улыбкой.

Глава 5. "Альфред"

После этого Кар поспешил домой собирать вещи. Ранним утром с самыми первыми лучами солнца отец и сын вышли из дома и собрались пойти на главную площадь, но перед этим они пошли в лазарет.

-Эмм… Кора! – сказал Вольфрам, войдя в палату.

-Да? Вольфрам, это ты? - раздался в палате голос Коры.

-Да, конечно. - сказал уже более спокойно Вольфрам.

-Вольфрам. - сказала Кора.

-Мама, мама! - начал быстро и весело говорить Кар. - Как ты?

-Ох, ох. - немного засмеялась Кора. - Уже намного лучше.

-Хорошо, а то мы уже идём!

-Дорогая. - сказал Вольфрам.

-Вольфрам…

-Мы скоро, честно.

-Эх, поскорее бы. Я так рада за вас.

-Спасибо, мам. – с тёплой улыбкой сказал Кар.

После этого они вернулись домой за чемоданами и пошли к побережью.

-Сбор мореплавателей, сбор мореплавателей! – слышались издалека звонкие выкрики писаря.

-Ну всё, - сказал Вольфрам Кару, — мы пришли.

Они подошли к кораблю.

-Так, проходите, присаживайтесь поудобнее. И вы тоже. – радостно говорил писарь, пропуская смешариков из очереди на корабль. - А, и вы тоже на корабль? - с насмешкой сказал он при виде Карычей.

-Синепременно, сударь! – с насмешкой и саркастической интонацией сказал Вольфрам.

-Опять сбежите из-за своего «неженства»?

-Простите?

-Наскучило, и вы решили сбежать?

-Пока вы на полуострове – это не из худших вариантов.

-Ну, удачи вам! – сказал писарь на первый взгляд совсем непринуждённо, но сказал он это на самом деле под маской нетерпимости и саркастичности.

После этого он пустил Карычей на борт судна.

Это было большое судно с большим запасом сидений, двумя палубами, сильно развевающимся на ветру флагом долины. Они подошли к палубе, и им в лицо брызнул свежий морской бриз.

-Папа, мне тут… нравится. - сказал Кар.

-Да, сына, да. Мне тоже. – ответил ему Вольфрам.

Прошло примерно минут пять, после чего сам капитан корабля и писарь прошли на флагман.

-Ну что, вы готовы? – громко и радостно начал говорить писарь.

-Да! – ответили все, кроме Вольфрама.

-Опять… - тихо и угрюмо сказал Вольфрам.

-Пап, а почему ты так относишься к писарю? – спросил Кар.

-Он невзлюбил меня, когда я рассказывал всем о своей истории. Он считал, что уйти из своей родной деревни, насколько бы она ни была угрюмой, серой и холодной – это знак трусости. А желание приключений – знак глупости.

Спустя десять минут, когда они отъехали подальше, Вольфрам достал удочки, и они с Каром сели около палубы и начали рыбачить.

-Папа.

-Да, что?

-А зачем Альфред приплыл на полуостров?

-Их сюда занесло штормом, никто не знает, зачем и куда он плыл, но он сел на мель, и теперь мы живём на нашем замечательном полуострове.

-А откуда он плыл?

-Никто не знает, вот сейчас мы должны узнать.

-А если мы не доплывём?

-Доплывёт кто-то другой, но всё же будет лучше, если ты доплывёшь первый.

-А почему именно я? Почему не ты?

-Ну я свой предел уже преодолел.

-А расскажи, как ты бродил по горам, интересно послушать.

Вольфрам приготовился рассказывать, он закрыл глаза и начал рассказывать о своих воспоминаниях: «Когда я только поднялся на гору, наступила ночь, я почти ничего не видел и передвигался практически только на ощупь. Было очень холодно, я был голоден, и за мной следили дикие животные».

-А кто такие «дикие животные»?

-Они как мы, только они выросли в горах, они передвигаются только на четырёх лапах, у них нет мечтаний и глубоких мыслей, только дикие инстинкты, только выжить.

-И ты боролся с ними?

-В первую ночь нет, в первую ночь я бежал, как они, только выжить. Я бежал, взбирался на деревья, прятался. Я думал, что не выживу, что я правда дурак, который пошёл в горы и умер. В итоге я нашёл одну пещеру. Дикие звери туда не могли войти, а снег туда не падал. Я был спасён.

Там я развёл свой первый костёр, мне понадобилось 2 часа, чтобы разжечь его, чуть сам не погиб от холода, но дело сделано. Я остался там на первые пару недель: я приносил туда срубленные дрова, я построил там огород, он пару раз замерзал в самые холодные дни, но я не сдавался. Я варил себе чай из хвороста и шишек, оказывается, варить его очень легко.

Я шёл дальше: я делал себе воду из снега и льда, зажигал костёр на палках и отпугивал диких, пару раз спал прямо на деревьях. И в итоге я выжил и пришёл в Долину.

-Это было очень сложно?

-Невероятно.

-Но, но… ради чего?

-Взглянул бы ты на мою родную деревню, ты бы понял, что всё это было не зря. Оно того стоило. Я не смог бы прожить там ещё хоть год.

Они продолжили мирно рыбачить, но неожиданно полил дождь.

-Странно. – сказал Вольфрам.

-Внимание всем! – начал говорить писарь. – Не надо паники, это всего лишь небольшой грибной дождь.

-Грибные не бывают настолько сильными. – встал, повернулся и сказал Вольфрам писарю.

-А ты много в дождях разбираешься?

-Представь себе, получше некоторых.

Они стояли и нервно смотрели друг на друга, стоя в нескольких десятках метров друг от друга.

-Папа! – сказал неожиданно Кар. — Смотри!

Он показал вдаль, за горизонт, и там Вольфрам увидел шторм.

-Капитан! — сказал он на весь корабль. - На нас надвигается шторм!

-Не надо беспокоить капитана! – сказал писарь.

-Ты что, не видишь?! – яростно показал Вольфрам на ураган. - Надвигается шторм!

-Он далеко, - возразил писарь, - он до нас не дойдёт.

Вольфрам начал идти в капитанскую комнату, но писарь перегородил ему путь.

-Уйди, разбойник! – выкрикнул писарь.

-Сам уйди! – выкрикнул Вольфрам.

Началась потасовка, параллельно которой дождь усилился.

-Я так и знал, что не надо вас пускать! – говорил писарь, зажимая Вольфрама.

-Спасибо, конечно, что впустил! - кряхтел ворон, перебрасывая противника через себя. -Но я бы и сам вошёл.

-Шутки мне тут шутишь?! – сказал писарь, валяясь на полу.

Он схватил Вольфрама за ногу и уронил его.

-Не мешай! – сказал Вольфрам, отбрасывая его от себя.

Вольфрам встал и направился к капитану под ворчание писаря и всё более сильные порывы ветра и дождя.

-Капитан? Капитан! — сказал он, войдя в капитанскую кабину.

Перед ним была следующая картина: капитан спал за штурвалом, а перед ним был неминуемый шторм.

-Капитан! – ворчал он, пока будил его.

-А! Что? – сказал проснувшийся капитан. — Где я? Я сплю?

-Не время для вопросов, тут шторм!

-А! Шторм!? Где!? – сказал капитан.

-Вон там! – показал Вольфрам на огромные волны впереди корабля.

-А…ааа! Что делать?! – панически спросил капитан.

-Но вы же капитан! – сказал Вольфрам.

-Но я никогда не сталкивался со штормами.

После этого Вольфрам откинул капитана от штурвала и встал на его место. Через минуту «Альфред» взмыл вверх на высочайшей волне. Все на корабле закричали, а Вольфрам крепко вцепился в руль.

-Надо… отвести… корабль… от… - говорил Вольфрам, пока сворачивал корабль к берегу.

И он не успел договорить свою фразу, ведь корабль накрыло ветром, и он врезался в волну.

-П-папа! – кричал Кар, идя к своему отцу.

Он шёл очень аккуратно, его несколько раз смывало к краю корабля, под конец он вцепился в дверь и не отпускал его. Корабль несло от одной волны к другой. В итоге Кар открыл дверь и увидел своего отца за штурвалом.

-Кар? – сказал Вольфрам, после чего его смыло из капитанской комнаты сильными волнами.

Их смыло, но Вольфрам сильно сжал своего сына, и в итоге их смыло к самой палубе.

-Пап-папа, что происходит? – начинал паниковать Кар.

-Не бойся, и главное, держись за палубу. – сказал ему Вольфрам.

-Но как же…

-Поверь мне, Кар. Разве я тебя когда-нибудь обманывал?

После этих слов он крепко обнял сына и сказал: «Поверь, всё будет хорошо». Он дождался, когда корабль окажется достаточно наклонённым, и, отдалившись от Кара, прыгнул прямо за штурвал. Кар смотрел вперёд, еле сдерживая слезы в ожидании, когда это всё закончится. И вдруг корабль резко повернулся, и Кара унесло в бок.

Вольфрама вынесло оттуда, и он начал подползать к Кару, а тем временем корабль продолжал нестись вперёд. Вольфрам дополз до их чемодана и открыл его, после чего побежал к парусу и сильно стукнул по бруску, парус начал падать.

Корабль начал качаться из стороны в сторону. Вольфрама занесло в одну из дыр в полу корабля, к нему подошёл Кар, и Вольфрам сказал: «Сына».

И гигантская волна накрыла их, Вольфрам упал, а Кара откинуло в сторону. И неожиданно у корабля отбилось дно. Отбитые куски дна унесли волны.

Спустя пару минут всё успокоилось, и искорёженный корабль приплыл к берегу, к главной площади. Все смешарики, которые тогда находились на площади, очень удивились и запаниковали. После того, как все успокоились, «моряки» вышли с корабля, вышли все, кроме Кара. Он побежал искать своего отца.

-Папа? Папа? – отдавалась эхо голоса Кара внутри корабля.

Когда воронёнок не нашёл своего отца среди обломков, у него на глаза навернулись слёзы.

Глава 6. Письмо

С момента этого происшествия прошло около двух дней, писарь всё ещё успокаивал народ, параллельно говоря всем: «Вот видите? Океан и всё, что за ним – опасно. На полуострове безопасно».

Кара все еще одолевала сильнейшая грусть, ему надо было кому-нибудь высказаться, но он понимал, что никто его не поймёт, а единственный, кто мог бы понять его горе – это его мать, но она и так больна, а если он расскажет ей про смерть Вольфрама, то ей станет ещё хуже.

Шли дни, со страшной трагедии прошло две недели, Кар не выходил из дома, он почти не ел и думал, как можно было предотвратить смерть его отца. Он тихо заваривал себе чай из шишек, как его научил отец. Чай был очень горький, но каждый раз Кар выпивал его полностью, потому что это напоминало ему о папе. Неожиданно в дверь постучали. Кар медленно встал из-за стола, медленно подошёл к двери и сделал настолько счастливое лицо, насколько это тогда было возможно. Та маленькая неуверенная и поддельная улыбка показывала всё его внутреннее отчаяние.

На пороге он никого не увидел, а внизу он увидел письмо. Таким образом в Ромашковой Долине когда-то доставляли письма. Он начал медленно его поднимать. Когда Кар его поднял, он посмотрел, что написано на другом обороте. Там было написано, что письмо было доставлено из госпиталя, а написано Корой Карыч. Кар побыстрее начал его распаковывать. В нём было написано:

«Привет, Вольфрам. С возвращением домой. Мне уже стало лучше, но мне ещё надо пройти курс адаптации, но вы можете прийти с Каром. Жду вас».

Кар решил всё же пойти к маме. Когда он пришёл, то увидел, что его мама смотрит в окно. Кар аккуратно вошёл в комнату и сказал:

-М-мама, привет.

-О, Кар. Как чудесно, что ты пришёл.

-Да, конечно.

-А где Вольфрам?

-Мам. – грустно сказал Кар, - я хочу тебе кое-что рассказать.

-Да? Что?

Они сели на постельную койку.

-Папа… он… - Кар чуть не плакал. – Он… он пожертвовал собой…

-Ч-что? – сказал Кора немного слезливо.

-На-начался страшный шторм. И п-папа занял штурвал. Он пожертвовал собой ради остальных, ради… ради меня. М-мама? – сказал он, не услышав от неё ответа.

Он увидел, что Кора начала плакать.

-Не может быть… - говорила Кора сквозь слезы. - Это я виновата.

-Т-ты?

-Я же сказала тебе этого не боя-я-яться…

-Нет, мама, нет. Ты не виновата… - после этого Кар тоже перестал сдерживать слёзы.

Оба живых Карыча очень долго скорбели по их мёртвому сородичу.

Когда Кар встал с койки и собирался уходить, он сказал:

-Эх, жаль, он не успел мне сказать о том, скорбят ли по нему родственники в его родной деревне…

-Оба его родителя умерли, когда он был того же возраста, что и ты.

Карыч не смог на это ничего ответить, он вытер слёзы и выбежал на улицу. Ромашковую Долину накрыл плотный туман. Карыч шёл сквозь сырой, холодный дым к дому.

Кар дошёл до дома, вошёл и подбежал к столу. На нём стояли картины их семьи. Он взял картину, где они с его отцом стояли на берегу речки. Кар прижал её к своему сердцу и сказал: «Как же я без тебя?..»

После этого в дверь постучались. На пороге стоял писарь с весьма угрюмым лицом.

-Что… - Кар вытер лицо. - Что вам надо?

-Вот. – писарь достал большой чемодан и поставил его перед Каром. – Это ваш багаж.

Кар посмотрел на него и быстро взял чемодан.                              

-Ну я тогда… - не договорил писарь.

-Он умер из-за вас. – говорил Кар, не отрывая взгляд от чемодана.

-Кто? – спросил писарь.

-… - после небольшой тишины Кар не выдержал и выкрикнул писарю: - Папа! Мой папа – Вольфрам! Он пожертвовал собой, чтобы спасти остальных корабельщиков, в том числе и вас, а вы даже не можете его вспомнить!

-Он умер? Превосходно! – сказал писарь.

-Что вы себе позволяете?! Он стоил десятка таких шарлатанов, как вы!

-Стоил десятка таких, как я? То есть он был ещё большим шарлатаном?

-Но…

-Да или нет?!

-Нет. Настоящим и наибольшим шарлатаном, которого я видел в своей жизни, являетесь вы!

-О, и почему это?

-Для всей деревни вы можете быть воплощением добра, но я знаю, что вы нерешительный, двуликий и нетерпимы к остальным.

-И что? Это обычные способы выживания. И, по-вашему, ваш отец не пользовался этими методами?

-Эээ… - Кара настиг ступор.

-Подумайте, стал бы семьянин и ремесленник уходить за море, подальше ото всех? А вспомните главный момент его биографии: он ушёл подальше от своего родного «гнезда».

-Он… он бы не стал уходить отсюда.

-Ты так в этом уверен?

-Да, он сам мне это сказал.

После этого писарь рассмеялся Кару в лицо:

-Это и есть твой самый веский аргумент?

-Да, он мне никогда не лгал, в отличие от вас. Лжёте и врёте буквально каждому.

-А у вас есть гарантия, что тот раз не стал первым?

-Вы пытаетесь меня обмануть?

-Переубедить.

-Тем более.

-А чего в этом плохого? Будете меньше скорбеть по своему отцу. А чего по нему скорбеть? А, точно: он мёртв.

-Хватит!

-Что? Напоминать, что он мертв?

-И после этого вы не считаете себя плохим?

-А что меня должно заставить? Ты?

-Хватит!

После этого Кар громко захлопнул дверь, но из-за двери всё ещё доносились крики писаря:

-Убегаешь от проблем? Понятно. Ты такой же, как твой папа. Я пошёл.

После этого Кар упал и отчаялся духом.

-Что же происходит вокруг? – грустно сказал Кар.          

Он начал распаковывать их багаж. Под большой массой одеял и удочек он нашел маленький листик.

-Что это? Я не припомню, чтобы там было такое.

Он начал рассматривать листок.

«Я знаю, что в это сложно поверить, но, возможно, я протяну до конца поездки. И если ты так считаешь, то это я, твой отец, Вольфрам».

-П… папа? – сказал Кар, читая.

«Пишу это письмо я в кабине капитана. Дело в том, что я понимаю, что при таком урагане вряд ли смогу выжить, поэтому решил, что хоть спасу остальных».

Неожиданно он начал плакать.

«Многие начнут смеяться, если услышат такое оправдание, собственно, как и всегда. И я хочу рассказать единственную настоявшую причину, которую я не рассказал даже твоей маме. Ну, отчасти.

Когда мне было, как тебе, 14, мои родители заболели болезнью. В Ромашковой долине её называют цинга, но у нас её называли смерть. Она убивала многих, и с ней никак не боролись. Все, кроме меня уже смирились с этим. Идя по деревне, смешарики могли упасть и начать умирать в муках. Всем остальным было всё равно, но не мне.

Я уговаривал остальных попробовать сходить за горы, но всем было всё равно, и мои родители умерли. Я сам закопал их у дерева рядом с нашим домом. В тот день я полагался только на осязание, ведь мои глаза были залиты слезами.

И вот, когда мне исполнилось 16, я тоже заболел цингой. И я ушёл. Ушёл за горы. И смог продержаться достаточно, чтобы дойти до Ромашковой Долины.

Но главное тут не это, а то, что в последнее время я начал чувствовать, что я истощен. Это новая болезнь, которую здесь не знают. Я не хотел зря кого-то тревожить. Я хотел уплыть, потому что думаю, что за морем найдется место, где её вылечат. Даже если сейчас я выживу и вернусь обратно, я долго не протяну.

Но всё же я рад, что прожил долгих и счастливых 36 лет. Пока я шагал по горам, я думал, что, если я проживу до 20, то это будет чудо. Там, откуда, я жили в два раза меньше. И вот прошло 19 лет, и я рад всему тому, что случилось со мной за всё время, проведённое в Долине, и самое главное моё достижение – это ты. Мой сын с духом, полным отваги и авантюризма, тебя ждут великие события и долгая жизнь, и я от всего сердца хотел бы своими глазами смотреть на все твои будущие свершения, но видимо не судьба.

Но я всё же желаю тебе и твоей маме всего лучшего. Всегда ваш Вольфрам фон Карыч».

Кар не мог во всё это поверить. Это было новое чувство, которое он до этого не встречал.

Прошло два дня. Он перепрочёл письмо несколько раз. Ощущения при каждом новом прочтении были, как в первый раз. Ему надо было открыть кому-то душу. После этого в дом вошла его мать. Она сказала: «Привет, сына. Ты почему такой хмурый? Что случилось?». Он дал ей письмо и ждал, пока она его прочтёт. После она уронила письмо, и Кар сказал ей:

-Я должен.

-Что? — сказала Кора.

-Сделать то, чего ещё никто не смог.

-Ты этого не сможешь.

-Я должен отправится в морское путешествие!

-Нет, я не могу потерять ещё и тебя!

-Не бойся. Я не… - он вспомнил, как ему также сказал папа. Зная, что с ним произошло, он не хотел зря обманывать маму.

Он посмотрел на стену. На гвозде висел его пионерский галстук. Он снял его, дал маме и сказал «Пусть это напоминает обо мне».

После он начал собирать чемодан.

-Но, сына…

-Я должен. Мама, я не могу по-другому.

Он начал уходить, оставив мать в слезах. Отойдя подальше от дома, он сел на чемодан и начал думать. После Кар с чемоданом выбежал на пустырь, в лицо ему хлестнул ветер. Кар достал предсмертное письмо Вольфрама и, как следует перечитав, выкрикнул:

-Я должен. Я… я смогу!

Он побежал к мастерской своего отца и достал оттуда рыбацкую лодку. Он начал толкать её к морю. И тут Кар услышал голос писаря:

-Убегаешь?

Он оглянулся и увидел писаря.

-А вам это зачем?

-Ты всё еще веришь в то, что там будет лучше?

-Я верю, что не могу это узнать, пока сам не проверю!

-Да пойми ты! Там опасно!

-А вы там были?!

-Нет, и тебе тоже не советую!

-Ну, значит, не мешайте.

После этого Кар начал толкать свой «корабль» к морю.

-Мда. Чего-то такого я от тебя и ожидал.

Ссутулившись, Кар сказал:

-Я тоже.

После этого он запрыгнул в лодку и начал отплывать, а его деревня становилась всё меньше и меньше.

Глава 7. Челн

Кар-Карыч окончательно отплыл от своего острова, а тот, в свою очередь, скрылся далеко в тумане. Кар разлёгся в лодке и вспоминал свои разговоры с писарем за последнее время:

-Он так настойчиво пытался заставить меня поверить в то, что мой папа – лжец. Я, конечно, понимаю, что у них личная неприязнь, но не до такой же степени. И всё-таки откуда она пошла? – говорил себе под нос Кар, смотря на синее небо. Он долго вглядывался в облака и думал о правильности своих поступков.

-Оставить свою мать в слезах? Что же со мной? А если я действительно умру? Она же не переживёт такого горя! – эти и другие пугающие мысли будоражили его маленькую голову.

Он встал и начал вглядываться в то направление, откуда он отплыл.

-Полуострова уже не видно. Отступать уже поздно…Надо уж идти до конца. – сказал он неуверенно, забившись в угол челна.

Море, в отличие от того страшного дня, случившегося две недели назад, было на редкость спокойным. Только раз в полминуты маленькие волны встряхивали судно Кара, это было своего рода будильником, чтобы Кар-Карыч окончательно не уходил в свои мысли и смотрел по сторонам. Небо было всё еще сильно туманным, но все равно было видно немного солнца.

-Эхх, всё ещё то же самое море. – сказал унылым тоном Кар спустя почти час после отплытия. – Может, этот врун-писарь был прав. Нету за морем ничего.

Когда прошёл первый час, молодой ворон проголодался, он заглянул в чемодан:

-Да уж, не густо. – сказал Кар. – Ну что же. Будем выживать как есть. Только надо распределить еду на другие дни.

Он достал нож, отрезал себе небольшой кусок от яблока и оторвал себе кусочек хлеба.

-На пока хватит. – сказал он, грызя яблоко.

Доев свой обед, он посмотрел вниз, на море.

-Интересно, а эту воду можно пить?

Он достал из чемодана деревянную кружку и попробовал зачерпнуть морскую воду. С трудом зачерпнув её и отпив, он захрипел:

-Кхее! Гадость-то какая! Вроде пить можно, но какая же она солёная. Бе!

Он начал выплёскивать остатки солёной морской воды обратно в океан. Он решил, что раз уж питья у него нет, а еды мало, то силы надо беречь. Он прилёг поспать, чтобы зря не тратить свою энергию.

Сон был ужасен. Он очнулся посреди корабля в эпицентре шторма. Корабль трясся от темных громадных волн и зыбей. Он метался из стороны в сторону, а светло-голубое небо закрывали громоздкие серые тучи. Кар долго оглядывался вокруг, пока вдруг посреди всего этого повсеместного беспредела не увидел торчащие в дверях из кабинки капитана темно-синие перья. Это был его отец – Вольфрам. Он начал медленными шагами идти по невероятно трясущемуся кораблю. Капли дождя покрывали его с ног до головы, но Вольфраму до этого не было дела, он твёрдыми и точными движениями безустанно шёл к своей цели. И вот он почти дошёл, Вольфрам повернулся, и вот до цели ему оставалось всего три-пять метров. Но неожиданно сбоку на него обрушилась волна. Он оказался полностью в воде, и она сбила его с пути. В его голове произошёл сильный толчок, и тут… Кар проснулся.

Он проспал около трёх часов. Когда он проснулся, небо уже было более облачным.

-К дождю. – подметил Кар. - Надо будет чем-нибудь накрыться.

Он начал искать в чемодане, но так ничего и не нашёл, однако, к его удивлению, его отец был на редкость предусмотрителен при создании этой лодки. Под скамьёй был небольшой ящичек, в котором Кар нашёл рыболовную сеть.

-Ну, в принципе сойдет. – пробормотал Кар, рассматривая саму сеть.

Он быстро сложил сеть обратно в ящик, не сводя взгляд с неба. Это всегда было его слабостью. Кар очень любил смотреть на небо. Когда они с отцом рыбачили у речки, и Вольфрам медленно, но верно, начинал засыпать, то Кар отводил взгляд от воды и смотрел на небо, разглядывал облака, измерял Солнце и т.д.

Неожиданно, наконец-то оторвавшись от неба, он почувствовал, что голоден. Он отрезал кусок яблока и, жуя его, пытался определить время по солнцу.

Около 5 часов он ничего не делал, а просто смотрел в воду и думал о своём.

Сильный ветер, как утром, снова возобновился. Ветер был невероятно сильный. Кар решил прилечь на пол и укрылся рыболовной сетью. И он был практически пророком.

Спустя около двадцати минут непрерывного ветра начался сильный дождь.

-Как я и ожидал. – сказал Кар, лёжа под сетью.

После этого волны начали подниматься. Для излишней безопасности Кар спрятал чемодан под невод. Сквозь щели между досками в лодке на крыло Кара всё-таки выплёскивалось немного капель воды.

Через некоторое время дождь закончился, а тучи стали ещё чернее, а волны ещё больше. Сильная буря продолжалась два дня.

Кар за это время совсем раскис. Почти не ел, ничего не делал, крылья у него отекали, а судороги стали обыденным делом. Эти долгие два дня его настроение было очень плохим, а вместе с последними событиями это было наихудшее, что он когда-либо испытывал. Он находился в весьма подавленном настроении и на исходе второго дня, за пять часов до того, как буря стихла, решил перечитать письмо своего отца. Когда он перечитал его, то перечитал ещё и ещё.

Это было одним из того немногого, что напоминало ему о папе.

Он читал его голосом своего папы, и при чтении каждой строчки создавалось ощущение, что его отец рядом.

-«Вот же, сейчас он вылезет из-за тени у соседней скамьи!» - мысленно утешал себя Кар, но потом, когда он начинал вглядываться в ту тень, он понимал, что это всё лишь его попытки утешить себя.

Когда буря сгинула, Кар решил осмотреться. Вокруг была кромешная тьма, и только пара звёзд и большая широкая белая Луна освещали путь ему и его флоту.

Он зажёг свечку, чтобы осмотреться. Вокруг была только лишь вода. Встряхнув сетку, он лёг головой на чемодан, укрывшись сетью, он уснул.

Так прошло несколько дней. Каждый день Кар по нескольку часов оставался один на один со своими мыслями. Каждый день он вновь и вновь перечитывал письмо. Он хотел испытать то чувство, что и его отец, заново, вновь и вновь, но потом его и вновь одолевала сильная грусть, ведь это было всего лишь утешение.

Справлялся со всеми невзгодами Кар неплохо, но с каждым днём становилось всё сложнее и сложнее. Однажды, в очередной раз отрезая себе на обед кусок хлеба, он уронил нож, и даже не случайно, а потому что неожиданно нож стал слишком тяжёлым. И так продолжалось из раза в раз.

Кар долго списывал это на то, что он долго не выходил из лодки. Но позднее при очередном прочтении письма он наконец понял:

-О, нет! – сказал он, когда до него наконец дошло. – Это как тогда, у п-папы.

И он начал ещё раз перечитывать.

- «Но главное тут не это, а то, что в последнее время я начал чувствовать, что я истощён. Это новая болезнь, которую здесь не знают. Я не хотел зря кого-то тревожить. Я хотел уплыть, потому что думаю, что за морем найдётся место, где её вылечить. Даже если сейчас я выживу и вернусь обратно, я долго не протяну».

Он отпрыгнул в сторону.

-Не может быть… кхе-кхе! – пытался сказать он обеспокоенно, но болезнь заставила его сделать это более тихим… и предсмертным. - Надо… надо что-то делать.

Он пересилил через себя и посмотрел за борт.

-Поблизости ни дюйма суши.

Он встал на ноги и посмотрел на небо. Погода была, как обычно, пасмурной. Спустя пару минут на воду упали первые капли дождя.

-Надо скорее добраться до суши.

Ноги его валились на пол, но он старался держаться как можно дольше. Он продержался полчаса и упал. Своими слабыми усилиями он накрылся сетью и через силу открытыми глазами наблюдал за тем, как начинался сильный ливень, он мог только наблюдать. Позже он также наблюдал, как разгорается очередная буря.

-Надо… быстрее… - прошептал он. - Быстрее… быстрр…

Он начал падать в обморок, а перед «сном» видел перед собой фигуру Вольфрама.

Глава 8. Тихий берег

-Обычная пеллагра, хорошо, что не хроническая. - раздался в тишине незнакомый женский голос. - Недельку ячменём полечится, и всё придёт в норму. Ну так ты смог узнать, откуда этот паренёк?

-Нет, я пробовал заглядывать в его чемодан. Стоит отметить, что его чемодан о-о-о-очень старый, таких больше не делают. – ответил голос какого-то молодого парня. -  Там были только вещи и еда. И какой-то листок.

Кару казалось, что он на чём-то лежит. Игривый ветерок дул ему в макушку, наверное, сзади от него было распахнутое окно. И через несколько минут с сильным усилием он открыл глаза, в них полил яркий свет.

Наконец он смог хоть что-то разглядеть. Вокруг было тихо и спокойно. Он был в какой-то деревянной комнате, обставленной массивными, такими же деревянными стеллажами с книгами. Он лежал на какой-то кровати, а перед ним стояли и беседовали женщина в белой форме и молодой паренёк в зелёной жилетке, а за спиной был какой-то инструмент.

Неожиданно этот парень краем глаза заметил Кара и сказал:

-О, очнулся!

-Ох, не может быть. – разволновалась женщина. – Мальчик, как тебя зовут?

-Кто же ты, брат? – добавил парень.

-Я? – наконец собрался Кар с мыслями. – Кар-Карыч. Перед вами Кар-Карыч. Моих подвигов не легион, но лишь дождись. Лишь дождись!

-Ухх… вижу, тебе стало лучше. – сказал с насмешкой парень. – Ну ладно. Мне пора.

После этого он вышел из комнаты. Кар долго смотрел в дверь и в итоге решился спросить:

-А кто это? – наивно спросил Кар.

-Жоссе. – ответила женщина, всё ещё смотря в дверь.

-Жоссе? - спросил Кар, на своём полуострове он никогда не встречал людей с таким именем.

-Да. - она повернулась к Кару и немного подпрыгнула. - Почему ты сидишь?!

И в самом деле, чтобы получше разглядеть комнату, Кар немного присел на кровать, упираясь на крылья.

-А почему нельзя?

-Тебе надо отдохнуть, пеллагру так не лечат.

После этого она уложила Карыча. Маленький воронёнок пару дней лежал на кровати. Комната была наполнена спокойствием, почти всегда окна были открыты, женщина только на ночь их закрывала, неслись звуки, разговоры, и очень часто он, казалось, слышал тот самый звонкий голос того таинственного Жоссе.

Карыч очень часто просто лежал и наслаждался моментом. Среди того, что с ним в последнее время происходило, он наконец мог отдохнуть и просто наслаждаться спокойствием. Так прошло несколько дней или недель, Карыч решил, что следить за временем ему пока необязательно, и вот однажды, когда он спал, к нему подошла женщина и с улыбкой сказала:

-Ну, думаю, ты уже достаточно поправился, и ты можешь походить.

Карыч быстро проснулся, а его глаза заискрились:

-Правда?

-Конечно!

Она помогла ему встать на ноги. Кару было очень непривычно ходить. И вот когда он наконец приспособился, он впервые вышел из этой деревянной комнаты. В глаза Кара ударил яркий свет.

Он увидел небольшой пляж, повсюду разносились добрые голоса, играла музыка. На пляже стояла небольшая деревня из маленьких деревянных домов на ножках и с соломенными крышами, Кар видел такое впервые. У домика слева от него была каменная труба, а из неё валили клубы дыма, а снизу стояли два деревянных столика. Вокруг него ходили люди, увлечённые своими делами. Кар немного прошёл вперёд и с раскрытым клювом наблюдал за тем, что происходит вокруг. На улице было тепло, и повсюду росли странные растения. И тут он увидел Жоссе. Он подбежал к Жоссе и начал кричать:

-Жоссе, Жоссе!

Тот повернулся и сказал:

-Ах, это ты! Ну что, поправился?

-Да, Жоссе…

-А откуда ты знаешь мое имя?

-Мне женщина сказала.

-А, так вот как.

Они присели на берегу.

-А это кто? – спросил Кар.

-А, это наш местный доктор. Она немного строгая, но добрая.

-Жоссе, а…

-Смотри. – прервал его Жоссе, - моё имя пишется как Jose, но читается как Хосе, из-за написания многие думают, что я Жоссе, но меня зовут Хосе. Ну, так что ты хотел спросить?

-Я хотел спросить, Жо… Хосе, а ты кем работаешь?

-А, я много кто. Я медбрат, музыкант, ещё у меня есть свой магазин.

-А почему ты тогда был в лазарете, когда я там был?

-А, ну так это я нашёл твою лодку и отнёс тебя в нашу больницу. Вон она, кстати.

И Хосе показал на ту самую лодку Кара. Кар медленно встал и подошёл к ней так же медленно. Он нагнулся и начал её рассматривать. Он спросил:

-А как… почему?

-Ну, ты… попал в ураган… я нашёл тебя без сознания.

Карыч нагнулся к чемодану и начал его рассматривать, стирать с него сажу. Потом он посмотрел вовнутрь. Там было письмо Вольфрама, но оно было слишком размыто водой, чтобы что-то прочесть. Кар начал медленно плакать.

-Воу-воу, что случилось? – спросил Хосе.

Кар молча, продолжая плакать, дал листок Хосе.

-Да уж, он не в лучшем состоянии… Но не стоит отчаиваться!

Кар краем глаза посмотрел на Хосе и снова начал плакать. Хосе присел рядом с ним с очень грустным лицом, достал тот самый инструмент и начал бренчать по нему рукой.

-А… а…, - начал успокаиваться Карыч, - что это?

-Это? – спросил Хосе, перестав бренчать. - Это бразильская гитара. Хочешь попробовать?

-Д-да. – ответил Кар.

Кар взял гитару, которая была гораздо больше его самого. Он попробовал дотянуттся перьями до одной из струн и, еле-еле дотянувшись, начал тихонько дёргать её.

-Да…, - прокомментировал Хосе, - слишком тяжела… я сейчас приду.

И он ненадолго отошёл к своему магазину, а спустя пару минут вернулся.

-Вот. – сказал Хосе, запыхаясь.

У него в кулаке была какая-то трубочка.

-Это что?

-Бамбуковая трубочка. На, попробуй подуть.

И он дал её Кару. Кар немного посмотрел на нее и дунул. Палочка издала свистящий звук. Кар попробовал снова, но усерднее. Звук из трубочки был более звонкий и продолжительный.

-Вот видишь? Немного потренируешься и будешь так играть.

-Да. – улыбнулся Кар. - А там что?

-А это «Тихий берег» - кафе моего друга Мигеля. Надо туда сходить, познакомить вас.

-Ка-ар! – позвала его доктор. - Пора!

-Пока, Хосе.

-Пока, Кар, встретимся завтра.

И друзья разошлись в разные стороны в ожидании завтра.

Глава 9. Хосе и Мигель

И вот после первого полноценного дня в этой небольшой пляжной деревушке врач наконец отвела его обратно в палату. Он лёг на кровать и вспоминал слова Хосе: «А это «Тихий берег» - кафе моего друга Мигеля. Надо туда сходить, познакомить вас».

-Ну всё, Кар, тебе пора спать. – сказала доктор, достав свой журнал. - Ну как? Я вижу, ты встретился с Жоссе. - сказала она, не отрывая глаз от медицинского журнала.

-Да. – с теплотой ответил Кар. - Его зовут Хосе. - с улыбкой и смешком сказал он.

-Ах да! Точно, Хосе! Всё время забываю. - охнула она. - Ну и что, вы с ним завтра встретитесь?

-Да, он сказал, что мы пойдём в «Тихий Берег».

-Ааа, это то кафе, которым заправляет его друг… хм, как же его зовут, не могу вспомнить…

-Мигель.

-Точно! Мигель. Они с Хосе лучшие друзья. Ну всё, мы заболтались, спи.

Кар накрылся одеялом, краем глаза посмотрел на окно и попытался заснуть.

-А где живёт Хосе? – прошептал Кар, не открывая глаз.

-Ты ещё не спишь? – сказала доктор. - В своём магазине.

-Ясно.

-Спи! Спишь? – спросила доктор.

-Сплю. - хрипло ответил Кар.

-Ну и хорошо. - сказала доктор и ушла.

Когда она ушла, Кар осмотрел комнату, вылез из-под одеяла и начал своими огромными искренними глазами смотреть в окно на большую яркую Луну и синее небо. Неожиданно около его окна пролетело несколько светлячков, осветивших стены деревянной больницы. К стенам больницы подскакала пара кузнечиков, которые начали пиликать. Кар уснул.

Наутро, быстро отвечая на все вопросы врача о самочувствии, Кар встал и поспешил к Хосе. Солнце только взошло, а песок ещё был достаточно холодным. Войдя в магазин, Кар увидел, как Хосе спит и что-то себе бормочет за прилавком. У него было очень усталое лицо и сероватые круги под глазами. Кар подошёл к нему и начал тянуть его за правую руку и тихо говорить: «Хосе. Хосе. Хосе-е!".

-А, что? – сказал Хосе.

-Хосе, вставай. - сказал Кар.

-Где? Куда? - сказал Хосе ещё в сонном состоянии. – А, это ты, юный амиго?

-Да, Хосе.

-Ну как спалось? – сказал Хосе, постепенно заново засыпая.

-Хорошо. – сказал Кар, но после этого он увидел, что Хосе вновь заснул. - Хосе, Хосе…

-А, что? Это хорошо, что хорошо… - вскликнул Хосе, проснувшись.

-Хосе, хватит спать.

-А кто спит? – сказал Хосе и в своём сонном состоянии встал. – Я бодр как никогда.

Хосе немного прошёлся по магазину, упал на пол и заново заснул. Кар попытался взять его руку и вытянуть его из магазина, но тот оказался слишком тяжёлым.

-А, что?... Что ты делаешь? – сказал валявшийся на полу Хосе.

-Агрххх… - хрипел Кар. – Тебя вытаскиваю…

-Меня? – недоумённо спросил сонный Хосе. - А зачем меня? Куда меня?

-Уууух… - Кар попытался вытащить Хосе, но в итоге просто упал. – На улицу.

Кар немного отдышался, повернулся к Хосе и спросил:

-Хосе, а почему ты такой сонный?

Хосе встал, немного прошёлся по комнате, взял небольшой коричневый чайник, затем небольшую деревянную кружку, начал туда что-то наливать и ответил:

-Я сегодня всю ночь разгребал товары на складе, ну понимаешь… - после этого Хосе громко зевнул. - …Дудочки в одну сторону, гитары в другую. - Хосе начал наливать воду в кружку. - Это заняло…немного больше времени, чем я предполагал. Минуточку, сейчас вернусь.

После этого Хосе куда-то ушёл. Через полминуты он вернулся с коробкой из дерева, немного похожей на кружку без ручки и такой же деревянной, как и всё в этой деревне, ложкой, с удлинённой ручкой и с углублением, похожим на очень маленькую бочку. Зачерпнув ложку в коробку и доставая из неё какой-то порошок, Хосе опустил ложку в кружку. Из кружки шёл немного сероватый дым. Хосе начал выпивать содержимое кружки.

Кар наблюдал за этим и спросил:

-Эмм… Хосе…

Хосе сделал ещё глоток и сказал:

-А? Что?

-А что это… эмм… ты пьёшь?

-А, это? – сказал Хосе, показав на кружку.

-Эмм... да… - Кар говорил это так, как будто стыдился своего незнания.

-Ааа, это наш перуанский какао. – сказал Хосе и сделал ещё один глоток. – У нас тут рядом с деревней есть много деревьев с какао-бобами. Хочешь попробовать?

Уставший Хосе с тёплой улыбкой протянул Кару кружку с какао. Кар немного посмотрел на неё. От кружки веяло теплом, и из неё шла небольшая дымка. Кар взял горячую кружку и немного отпил. Это был тёплый вкус, отдалённо похожий на чай, но похожий лишь отдалённо и бывший чем-то изрядно другим. Кар почувствовал, как внутри он начал прогреваться.

-Ну что, амиго? Пойдем. – сказал Хосе, встав из-за стола.

И они вышли из магазина. Пройдя немного по краю пляжа и глядя на голубое холодное море, на то, как над ним недалеко пролетают пёстрые белые чайки, они дошли до него. До ресторана «Тихий Берег». Это был такой же домик из тропического дерева, какими были все остальные в этой деревне, но сам он немного отличался от других. Он не стоял на тонких деревянных ножках, а у него быо основание, почти как у домов из Ромашковой Долины – родины Кара. Он был необычайно высоким, а немногим выше выхода красовалась выцарапанная на доске надпись «Тихий Берег». На самой высоте, на крыше, стояла громоздкая труба, из которой уже в это раннее время валил густой дым.

-Вот видишь? Из трубы дым идёт? – подметил Хосе. – Значит, Мигель уже за утро успел нахвататься клиентов, как бы он нас не пропустил.

После этих слов они вошли вовнутрь. Там было немного шумно, вокруг сидели жители деревни, которые уже успели встать и добраться до ресторана. Хосе и Кар присели на столик рядом со входом и начали наблюдать, как Мигель носился между столиков, пытаясь как можно быстрее всех обслужить. Кар, как всегда, смотрел по сторонам, ведь это было для него совсем новое место, а Хосе с пристальным и немного ироничным взглядом смотрел на то, как запыхивается Мигель. И вот уставший Мигель подошёл к их столику и в попытках отдышаться даже не смотрел на посетителей, а уже на автомате, параллельно с отдышкой, сказал:

-А… Вам… Чего… Уфф…

-Холодной воды... – сказал Хосе, и Мигель после этого собирался идти на кухню, но Хосе продолжил. - …Для тебя, а нам, пожалуйста, меню.

Мигель сначала немного постоял от ступора, а потом повернулся и сказал:

-Мать жемчужин… Хосе! – радостно выкрикнул Мигель.

-Мигель!

После этого Хосе встал и обменялся со старым другом крепким рукопожатием.

-Каким судьбами? – сказал Мигель, усевшись за свободный стул за этим столиком.

-А, так посетителей нет, вот, решил заглянуть к старому чертяге, Мигель, а ты, как вижу, всё ещё заложник своего бизнеса? – с огромной ухмылкой сказал Хосе.

Кару всё стало понятно. Хоть ему и было немногим больше четырнадцати, а им обоим можно было дать все двадцать, но ему быстро стало понятно, что это старые друзья, так как Мигель управляет рестораном, а у Хосе есть свой магазин, и они уже давно не виделись.

-Ну да, что верно, то верно! – облегчённо сказал Мигель. - В такие дни от посетителей нет отбоя.

-Ну спасибо! Пока они у тебя сидят, в моём магазине тише, чем в Шоколадном Поле, хоть раз в неделю смог к тебе выбраться. А как там у тебя клиенты?

-Вы последние, можно отдохнуть. Кстати, кто это с тобой?

Мигель был настолько впечатлён тем, что встретил лучшего друга, что речь о Каре, который всё ещё осматривался, пошла только сейчас.

-Ааа… помнишь, недели две назад, когда я последний раз приходил, я тебе рассказал, что на берегу нашёл лодку с пареньком?

-Ну допустим, помню.

-Знакомься, Кар.

-Ну привет, Кар. – сказал Мигель, протянув Кару руку.

-П-привет. – немного занервничал Кар.

-Ха, ну ты просто мастер заводить знакомых, Кариоссо.

-Кари… оссо? – спросил Кар.

-Ты ему не сказал? Узнаю нашего Хосе.

-Кариоссо – это моя фамилия… - немного стеснительно сказал Хосе.

Мигель начал немного похихикивать.

-Мигель, ты же знаешь, что она мне не нравится. - всё ещё стеснительно, но теперь ещё и немного злобно сказал Хосе.

-А мне нравится. – сказал почти незаметный Кар.

Кару стало даже немного приятно, что на первый взгляд идеальный Хосе тоже может чего-то стесняться или стыдиться.

-А, точно. – сказал Мигель, когда его уже отпустило. - Вот вам меню, а мне и правда нужен стакан холодной воды.

Кар и Хосе взяли меню и долго его разглядывали. Практически ни одно название не было Кару известно, кроме «Запечённая рыба с яблоками» и прочих, которые включали самые основные продукты, которые Кар только знал.

В итоге Кар даже не знал, что выбирать, и решил взять первое попавшееся.

-Мне л… л… лаз-з-з… лазанью?

-Ну, а мне, пожалуй, как всегда. Тыквенный суп с тростниковым соком.

-Ты, как всегда, необычайно быстр, Хосе. Тростник только вчера закончился, а новую порцию завезут только в следующем месяце.

- «Высоко потери горе!» - начал петь Хосе, что с его голосом очень даже получалось. – Тогда просто суп.

-Ну хорошо, а себе я возьму холодный чай. – сказал Мигель, уходя из-за стола.

Кар следил за тем, что происходит вокруг. Такой бурлящей жизни он ни разу не видел на своем полуострове. Все вокруг приходили и уходили, их было несчитанное множество, и у всех у них бурлила жизнь, и хотя, когда маленький Кар сидел у речки, он видел, как купцы общались с другими, но здесь свой собственный мир, своя собственная атмосфера царила у каждого столика. У всех шли бурные обсуждения, Кару иногда давалась возможность послушать одно из них среди всего окружившего его шума, но он не смог понять, о чём говорят два маленьких усатых иностранца.

-Шумно, да? – неожиданно оторвал его от наблюдений Хосе.

-Нет, всё нормально. – сказал Кар.

-А вот и я! – сказал вернувшийся Мигель.

У него был небольшой деревянный поднос, на котором стояла лазанья, тыквенный суп и небольшой стеклянный стакан воды (который не был похож на деревянные стаканы, к которым привык Кар) с трубочкой и несколькими кубиками льда на дне.

-Карамба! – сказал Мигель, начав раздавать друзьям их заказы. - Хосе! Кар! - после этого Мигель поставил на стол оранжевый суп и что-то, отдалённо похожее на жульен.

Кар долго не мог попробовать эту самую «лазанью» на вкус, выглядела она уж очень подозрительно.

-Что… не ешь? – сказал Хосе, пьющий свой суп и заметивший, что Кар относится к еде очень подозрительно.

-Ну даже не знаю… я впервые это вижу.

-А тебе в госпитале что-то, кроме кокосового молока, воды и ячменя дают? – ехидно подметил Хосе.

После этого Кар всё же отважился попробовать эту загадочную лазанью, и она оказалась вполне съедобной. Кару её вкус напомнил вкус сыра, хотя он его за всю жизнь ел всего пару раз, потому что в Ромашковой долине практически не было молока, а, следовательно, не было и сыра, и лишь однажды купцы привезли несколько караванов с молоком из деревни, которая была на другой стороне полуострова, за пустыней и лесом. После этого ему и его отцу удалось выкупить пару бочек, и одну из них они пустили на сыр, она отправилась в погреб под домом Карычей, где простояла несколько месяцев, после чего Кар впервые в жизни увидел несколько головок сыра. После этого Кар начал вспоминать о том, как он с его отцом – Вольфрамом - заносили тяжёлую бочку с молоком в погреб.

-«Черт» - подумал Кар. - «Опять мысли о Вольфраме…»

Он попытался не думать об этом и отвлёкся на Хосе и Мигеля. Те непринуждённо общались о своём. Так как они были давние знакомые, а видеться могли не так уж часто, то у них было много тем для разговора.

-…Ну ты, конечно, тогда задал жары, амиго. – с небольшой насмешкой сказал Хосе.

-Ну, карамба, всё бы тогда получилось, если бы не Эмиль. – начал оправдываться Мигель. – Кстати… - нагнулся поближе к другу Мигель. – Помнишь Эмиля?

-Эмиль? Это тот, который всегда считал себя лучше всех? – спросил Хосе.

-Да… и всё время называл себя «легендой».

-Нет, тот Эмиль, которого я знал, был. – Хосе вышел из-за стола и громко, натянуто и эпично, по всем канонам Шекспира, сказал. – ЛЕГЕНДОЙ!

Со стороны Мигеля вылетело краткое, но точное «Ха!», Кар тоже слегка усмехнулся.

-Ну так что? Что с ним? – сказал Хосе.

-Заходил он ко мне… ну что сказать, не поменялся. – усмехнулся Мигель. – Начал приставать к работникам и упрашивать назначить его менеджером.

-Хе! Ну и что, назначил?

-Конечно, нет.

-Ну и что он сказал?

-Да ничего, мирно продолжил обедать… чтобы через десять минут спросить заново.

-Узнаю нашего Эмиля.

После этого к Мигелю подошёл парень с густой тёмной чёлкой и очень чёрными веснушками. Он ходил в такой же форме, что и Мигель, и Кар понял, что, скорее всего, это работник ресторана Мигеля.

-Мигель, там это… посетители стали подходить.

-Правда? Ну ладно, засиделся я, пока, амиго! – сказал уходящий Мигель.

-Ну ладно, мы тоже пойдём, Кар! – сказал вставший Хосе, обратившись к Кару.

Они вышли из ресторана и пошли расхаживать по песку на пляже. Хосе ходил туда-сюда, смотрел на Солнце или пинал камни. Кар ходил за ним, но в основном он посматривал на жителей. Ему было интересно, как живётся жителям вне его родной Долины. Дело уже близилось к вечеру, и всё вокруг начало приобретать тёплые жёлто-розовые тона.

Кар обернулся и увидел, что Хосе, всё ещё разгуливавший по пляжу и пинающий камни, достал гитару и громко, уставшей интонацией выкрикнул, параллельно ударив ладонью по гитаре:

-Хола!

Однажды увидел её, увидел я

И сказал ей: Хола!

Видали ли вы в жизни пляжа такого?

Здесь каждый встречный скажет вам: Хола!

И не нужно дома другого,

Там, откуда я родом, никто за родного не примет,

И не скажет: …Хола!..

Хосе наконец закончил, и спустя пару секунд пляжную тишину развеяли хлопки. Хосе обернулся и увидел, как на пустом берегу, стоя в пяти метрах от него, Кар громко хлопал:

-О, спасибо, амиго.

-Пожалуйста… Хосе. – сказал Кар, подбежав к Хосе. – А что значит Хола?

-О, Хола - это приветствие, что-то, что даёт понять, что к тебе здесь не безразличны… Так, время уже к вечеру, тебе уже, наверно, пора, юный амиго.

Кар и Хосе, пройдясь немного вдоль берега, дошли до сувенирного магазина Хосе.

-Ну что, брат. – сказал Хосе, войдя в магазин и сев за прилавок. – Думаю, дорогу до больницы тебе показывать не стоит, да?

-Да, Хосе. – ответил Кар.

-Ну и хорошо. – сказал Хосе и хорошенько зевнул.

Хосе закрыл глаза и почти задремал, но Карыч сказал:

-Хосе, а как вы с Мигелем познакомились?

-Ой, я уже не помню. – зевнул Хосе. – Мы с ним дружим с тех самых пор, как я сюда приехал.

-А ты не местный?

-Нет. – спокойно ответил Хосе на большое удивление Кара. - Вот Мигель местный, а я родился в Бразилии и прожил там несколько лет, но потом там начались большие проблемы, политический кризис и прочие, и наша семья решила переехать подальше, но так как добирались на дедушкином автомобиле, то смогли доехать только досюда, до Перу. Ну и что сказать? Я не жалуюсь.

-А где сейчас твоя семья?

-Дедушку это всё не устроило, и он решил всё же идти дальше, на этот раз пешком, на прошлой неделе от него пришло письмо, он сейчас в пустыне, нашёл источник воды, там обустроился, нашел 15 центов, первые деньги у него за несколько месяцев, дошёл до ближайшего почтового отделения и отправил мне письмо, отвечать на него я не буду, ведь, скорее всего, когда письмо дойдёт, его там уже не будет. Мама, старший брат и сестра узнали через газеты, что дела в Бразилии снова пошли нормально, и отправились обратно туда, а отец… - Хосе тяжело вздохнул. - …он, к сожалению, до сегодня не дожил… умер от перелома, когда сорвался с вон той горы. – и Хосе показал через окно на гору, которая была рядом с деревней. – Эх. Жаль. Жил бы ещё долго.

-Ясно.

-Ну ты это, Кар, иди. Уже темнеет, а я… посплю. – после этого Хосе опять зевнул.

Кар начал уходить и, немного прислушавшись, услышал из магазина Хосе небольшой шёпот «Отец, отец…».

Ночью Кар не мог уснуть, ведь думал о том, что их с Хосе судьбы не такие уж и разные, и пришёл к выводу, который сам с грустной нотой и шёпотом сказал:

-Беды… случаются…

Глава 10. Вид моря

После несонной ночи, Кар вышел из деревянной больницы настолько рано насколько мог, даже доктор не успела проснутся. Всю деревню освещал бледный слабый светло-синий свет. Кар с полностью открытыми болезненными глазами, в которых ясно читалась усталость от ночи, полной размышлений и доводов, начал медленными и точными шагами, между которыми проходило не меньше минуты, приближаться к самому краю пляжа, отделенной от морской глади всего лишь парой метров. Он начал смотреть вдаль моря. В тот день на море был густой туман. Кар уставился в ту точку, где, по его мнению, находился его полуостров. После разговора с Хосе о его родственниках, Кар начал думать о том, как теперь живут его знакомые и… что они подумали после того, как сбежал. Расстроились, обрадовались, помнят ли все еще о нет?.. Но больше всего его интересовал вопрос что стало с его матерью. Может быть у нее каждая ночь такая же как была у него сегодня и она, часами лежа в кровати убивается вопросом «Как же там ее сын?» и это не дает ей нормально жить? Кар впервые за несколько недель подумал не о новом чудесном месте и не о мертвом отце, а о том, с кем он прожил большую часть своей жизни и о том, что с ними стало. Он изрядно позавидовал Хосе, потому что из-за писем, которые со слов Хосе ему пишет даже дед, заблудившийся в пустыне, в то время Кару не может написать никто из его знакомых на острове…

-Эй, Кар! – неожиданно тишина, которая окружила Кар, рассеялась выкриком докторши. - Что ты тут делаешь? Да еще и на таком морозе!

Кар опомнился и ответил:

-Да так… ничего… просто… просто решил выйти по раньше и полюбоваться… - Кар грустно посмотрел на море и сказал. – Видами моря.

-Немедленно возвращайся в палату! – сказала она видимо пропустив слова Кара мимо ушей. - Прихожу с полусонье, а постель пуста! Ну как так можно? Ну это просто не слыхано…

После этого ее слова стали затухать на слуху Кара по сравнению с его мыслями.

Когда она привела его в госпиталь, он улегся на кровать и с неохотой заснул.

Глава 11. Склад

Прошло несколько дней и вот когда свет, проникнувший в помещенье от открытой двери, разбудил Кара, того ждали неожиданные новости:

-Привет, Кар.

-Здр-здравствуйте… ох… - сказал только-только проснувшийся Кар, которому в глаза светил яркий непрекращающийся свет.

-Кар… как самочувствие? – сказала врач с очень испуганной интонацией.

-Само... самочувствие? – говорил Кар закрываясь от солнечных лучей крылом. - Вроде нормально…

-Ну-ка подойди-ка сюда. – позвала она его.

Кар неохотно встал с кровати и подошел к доктору. Она немного осмотрела его, достала с полки пару огромных книг и одну тонкую, которая была медицинской картой Кар-Карыча.

Она начала ее заполнять, перелистовала страницы, сверяла что-то с большими книжными томами, а как все еще стоял со стороны и смотрел на это не понимал в чем причина такой взволнованности доктора.

И вот спустя несколько минут, она отложила все, глубоко вздохнула, повернулась к Кару и сказала:

-Кар… эх… ты абсолютно здоров.

Кар настиг небольшой шок:

-Правда?

-Да.

-Ну это… это хорошо.

-Да, но дело в том, что… ты больше не можешь жить в палате. Мне очень жаль, но тебе придется как-то жить без помощи больницы.

-Д-да?

-Эх, Кар, мне правда очень-очень жаль.

После этого Кар немного смутился. За эти две недели, которые он провел в Перу он даже не полагал что, когда он вылечится он столкнётся лбом с проблемами вроде дома, денег и других.

-Ну я тогда, пожалуй… пойду… - сказал Кар.

-Слушай, Кар, я могу тебе помочь…

-Эх… - глубоко вздохнул Кар и болезненно улыбнулся. – Я уж сам как-нибудь.                                                                      

Кар покинул палату и немного шел вдоль коридора больницы. Само здание было небольшое – двух этажное, в нем был всего лишь несколько палат, пару кабинетов для врачей, которых тоже было немного и большая кладовка, которую Кар не разу не видел в глаза, но со слов врача в нем не помешала бы уборка, ведь она полностью завалена медицинскими картами, научными собраниями, препаратами и другим, и все это не капельки не упорядоченно. И хоть даже несмотря на размеры и то, что палата Кара была почти у самого входа в здание, до выхода он дошел не скоро.

Он шел медленно и облокачивался на стены в раздумьях что делать. Он предлагал себе разные варианты как хотя бы заработать денег для того чтобы выживать: он мог помогать местным фермерам или даже самому начать что-то выращивать и продавать это, но этот вариант ему не понравился ведь он почти ничего не знал о земледелии и с такими знаниями об этом как у него, не самому огород построить, не другим помочь. Можно было вернутся обратно, в Ромашковую долину, где его до сих пор наверно кто-то ждет, но как подумал Кар, ураган сам его сюда притащил и вряд ли все будет так удачно что он случайно доплывет до своего родного полуострова.

-Эх, чтобы на моем месте сделал Хосе? Точно, надо спросить у Хосе! – сказал Кар.

Наконец он вышел из больницы и направился приямком к Хосе. Хосе за все время проведенное здесь стал для Кара примером для подражания. Кар пробежался до его магазина и обнаружил Хосе спящим.

У Хосе были проблемы с его складом. Кар порой видел, как к берегу подплывали небольшие лодки и Хосе что-то из них доставал, Кару, казалось, что это был новый товар для магазина. Но скорее всего это доставляло больше хлопот чем помощи, ведь днем у Хосе не было времени его рассортировать, а следовательно он делал все это ночью.

И вот опять храпящий и дремлющий Хосе развалился на всю стойку и спал. Кар решил не будить его, как он делал в прошлые разы, ведь вид у него был еще более усталый чем в другие разы. Он решил, что ему нужен такой же ответственный друг, который мог бы поддержать или посоветовать в этой ситуации. И таким он увидел Мигеля – лучшего друга Хосе и управляющего ресторана «Тихий берег».

-Ну что могу сказать? – отреагировал Мигель, когда Кар рассказал ему сложившиеся обстоятельства. - Двухсторонняя ситуация. Ты выздоровел, но теперь тебе надо как-то выживать. Я мог бы тебя взять, но я и так еле-еле достаточно выплачиваю своим работникам. Я даже не знаю, как тебе помочь… Прости, Кар. Я могу тебе дать горстку деньжат, но этого точно не будет хватать на долго.

-Не надо. Спасибо, Мигель, что хоть выслушал.

-Слушай, ты видел корабль, который доставляет товары Хосе? – спросил Мигель.

-Нуу, да… И?

-Я могу договориться с его водителем чтобы он тебя довез до твоего дома. Кстати, а где он?

-Я… я не знаю. Я просто приплыл на лодке…

-Ты прям совсем не знаешь? Даже как он называется?

-Да. До того, как приплыть сюда я даже не знал есть ли жизнь за пределами моей деревни… А теперь я даже не знаю есть ли деревня. Меня просто докинул сюда ураган.

-Хосе говорил, что когда он тебя нашел, то твоя лодка на половину разбилась об камни и ты чудом был на нетронутой стороне… Тебе правда очень везет.

-Да… я только не понимаю, хорошее у меня везение или нет…

-Кстати, о Хосе, почему ты не пошел к нему? Ты же с ним ближе знаком чем со мной.

-Он спит… Выглядит даже более усталым чем обычно.

-Ааа, ну это понятно. Вчера завозили новую порцию тростника. Хосе вызвался мне помочь. Когда мы разгрузили половину и настало три часа ночи, я сказал, что устал, а Хосе сказал, что до разгружает… Я даже не знаю во сколько он лег. Эх, Хосе и правда хороший друг…

-Кто-то сказал «Хосе»?!

Неожиданно двери распахнулись и в полупустой ресторан вошел Хосе. У него на лице была улыбка, а под глазами большие круги.

-Кариоссо! – выкрикнул Мигель и пошел к другу. – Спасибо что вчера выручил!

Мигель пожал Хосе руку, на что тот ответил:

-Всегда пожалуйста, кабальеро. Как на раз два.

-Эх, Хосе…

-Как вижу Кар уже у тебя? – сказал Хосе подходя к Кару. – Привет, амиго!

-Эх… - глубоко вздохнул Кар. - Привет, Хосе…

-А что так депрессивное, амиго?

-Дело в том, что… - сказал подошедший к месту Мигель. - Кар вылечился.

-Оу… ну это же… это же… это же хорошо?.. – неоднозначно отреагировал Хосе.

-Да… хорошо… - сказал Кар. – но только теперь мне негде жить и зарабатывать на жизнь.

Хосе глубоко вздохнул. Вид у него все еще был высохший и уставший, и казалось он еле мог стоять и думать.

-Хосе, может ты как-то ему поможешь, ты же тоже через это проходил, а я, пожалуй, пойду, там меня уже заждались посетители, если что надумаете – позовите.

После этого Мигель ушел, а Кар недоуменно спросил:

-Хосе… ты через это проходил?

-Да… мы с отцом рыбачили, а потом продавали рыбу, когда он умер рыбы начали иммигрировать из нашего моря и я не мог найти новый способ заработка, в итоге я решил сделать из нашего небольшого дома магазин.

-И как ты пытался… найти работу?

-Хотел устроиться помощник на ферме, потом решил поехать к маме и братьям, но понял, что у меня недостаточно денег чтобы вернутся в Бразилию… эх, все-таки с этим складом так много мороки…

-Хосе, а сколько ты в среднем спишь?

-Эх… знаешь, амиго, я еще когда ребенком был и жил в Бразилии слышал, что д ля здоровья нужно спать по восемь часов, ну я так и делал пока магазин не открыл… эх, как давно я не высыпался. С этим складом ложусь только ночью в три и сплю по четыре часа, а сегодня наверно даже двух не поспал, боже, я так устал пока эти ящики с тростником разгребал… А зачем тебе это?

-Ну… я мог бы тебе помочь…

-Правда?

-Да.

-Хм… думаю у меня достаточно прибыльный бизнес чтобы я мог выплачивать тебе зарплату, как думаешь?

-То есть, ты предлагаешь, чтобы я работал в твоем магазине? – в голосе Кара начала слышаться явная заинтригованность.

-Ну если ты согласишься, то я буду не против, хоть выспаться смогу.

Тут же к их столику подошел Мигель и спросил:

-Ну что надумали?

-Я буду работать у Хосе! – радостно ответил Кар.

-Воу! Не плохо.

-Да, только мне нужно сначала выспаться. – влез в разговор Хосе. – Вы не против?

И после этого он упал на соседний стул и заснул.

-Хм… зная Хосе, проснется он не скоро, так что может ты себе что-нибудь закажешь?

-Ну давай. Вчера же завезли тростник?

-Намек понят. Что-нибудь еще?

-Ну давай лазанью.

-Хорошо.

И после этого Мигель пошел на кухню. Прошло пару минут, и Мигель вернулся с лазаньей и тростниковым сок. Кар съел лазанью, потом принялся за сок и услышал с соседних стульев:

-Это тростниковый сок? – сказал Хосе, который все еще лежал и спал.

-Д-да…

-Оставь мне немного.

После чего Хосе снова захрапел.

После окончания трапезы Кар разбудил Хосе, и они пошли в магазин Хосе. Пока они шли Кар для себя заметил, что Хосе немногим прихрамывает.

-Хосе, а почему ты прихрамываешь?

-Агрх! – прохрипел Хосе. – Когда тростник разгружал мне на ногу упала maldito коробка. Ну ничего, до свадьбы заживет.

И вот они дошли. Хосе вошел и выкрикнул:

-Porra mundo, я дома!

Как Кар уже понял за время проведенное в Перу Хосе, да и Мигель, знают много языков, вот и сейчас, наверно из-за усталости, Хосе удобнее говорить на других, непонятных Кару, но более понятных Хосе языках, вот и сейчас Хосе выкрикнул что-то на испанском или аргентинском.

Хосе громко зевнул и сказал:

-Ну вот мы и на месте. Давай я тебе покажу что тут, да как.

Кар не раз видел магазин Хосе, но он ни разу не видел его за прилавком.

-Ну так что пойдем? – ухмыльнувшись сказал Хосе.

Он взял Кара за руку и провел через прилавок. В пустой белой стене магазина была большая дыра, прикрытая занавеской. Хосе протянул руку вперед и отдернул занавеску. За ней было большое темное помещение, Кар не представлял, как оно помещалось в таком, на первый взгляд маленьком магазине.

Лишь небольшие лучи света, которые шли с улицы давали предметам в этой комнате небольшие очертания. Там было пыльно, у самого входа стоял деревянный поцарапанный комод, а на нем была книга, чтобы разглядеть название Кар поднес ее поближе к своему лицу:

-«Жиз… жизнь Лег… Легмюра… Ирвин… Легмюра Ирвинга»? – прочел Кар.

-Положи, и… и… и закладку не доставай, я читаю.

-А кто такой это Ир… Ир… Ирвинг?

-А, это американский химик. Умер пару лет назад.

-Х… химик? – спросил Кар, встретив незнакомое слово.

-Да. Он многое сделал. Например, вот… эм… улучшил механизм лампочек.

Кар лишь немногим раньше узнал, что такое лампочки. В Ромашковой долине использовали только свечи.

-Вот раньше они гасли быстрее, а вот Ирвинг году обнаружил, что вольфрамовая нить проявляет лучшие качества, если её покрыть слоем оксида тория толщиной всего в одну молекулу. В общем интересно.

Кар положил на полку книгу. Он особо не понял, о чем шла речь, но он хотел как можно скорее понять.

Кар продолжил осматривается. Всю комнату занимали огромные темные шкафы, заваленные всем подряд, но несмотря на это, вокруг них стояли вещи, которые формировали пирамиды, а повсюду валялись бумаги с информацией о доставке того или иного товара.

-Эмм… Хосе…

-А?

-Ну, проблема с работой решена, но… мне не где жить?

-А… ну здесь?

-Здесь?!

-Да.

-На складе?!

-Да, вон там.

После этого он показал Кару вперед, все дальше в темную глубь, где Кар, сильно прижмурившись, среди темных статных и больших шкафов, в самом конце комнаты, в тени, смог разглядеть кровать. Хоть ее было очень плохо видно, но она была исцарапана и еле стояла на маленьких сгнивших ножках.

Кар с недоумением посмотрел на Хосе, а тот начал отдуваться: -Там есть лампа.

Прошло пару секунд тишины и Хосе сказал:

-Послушай, амиго. У меня больше нет идей, где тебе жить, при том здесь не так уж все и плохо, если привыкнуть, вот увидишь. Эх… А ведь здесь, когда жил и я, пока дом под магазин не перестроил.

После этого он посмотрел на пыльные часы, которые стояли рядом с комодом у входа в склад. На них показывалось время 8 вечера.

-Incrível, так ладно мне пора, скора прибудет корабль с новым товаром, вот тебе список. - после этого Хосе дал Кару список, в котором указывались все товары магазина Хосе, их было, оказывается, гораздо больше, чем казалось Кару. - Я где-то ночью вернусь, тебя проверю, так что не унывай, амиго, ты пока за прилавком постой, а я пойду корабль ждать.

После этого сонный Хосе пошел, а Кар ему в след тихо сказал:

-Х… хорошо.

Кар вышел из склада и сел у прилавка. Через пару часов когда он почувствовал что уже ночь он сказал:

-Ладно, наверно пора закрывать.

И только он об этом подумал, как зашел Мигель.

-Хола, амиго. О, Кар, это ты?

Кар тогда находился в полулежащим состоянии и Мигель, который только вошел наверно перепутал его с Хосе.

-Прив… Хола, Мигель. – сказал вставший Кар.

-Вижу, ты уже работаешь. А где Хосе?

-Не знаю, он сказал, что пошел ждать корабль с товарами, его уже несколько часов нет.

-Ну понятно, эти корабельщики некогда не говорят время, только день и то могут не успеть. Ну я вот за чем приходил: я в перерыве между дневной и ночной сменой решил вам занести сока.

После этого он выставил на стол стеклянную бутылку с наклейкой от какого-то напитка, все что он смог прочесть «Эль», а в ней, скорее всего тростниковый сок. Наверно Мигель взял со стола случайную бутылку и налил в нее тростниковый сок.

-Спасибо, а то… - сказал Кар и начал пить. - У Хосе на складе воды нет, а пить – охота.

-Ха… не за что. Сколько время?

Кар встал, открыл шторку и посмотрел время на часах на складе.

-Полночь. – сказал Кар.

-А! Ну так я опаздываю, мне на ночную смену пора. Пока!

-Пока.

После этого Мигель умчал прочь, а Кар все же, наконец, закрыл дверь и решил приняться за рассортировку на складе.

-Так… пора.

Кар не очень хотел окунуться во мрак склада, было в нем что-то сверхъестественное.

Кар сам не понимал природу своего страха, он пережил несколько штормов и смог на лодке доплыть до Перу в разгар одного из них, но он почему-то боялся какого-то склада. Кар подумал, что будь с ним Хосе ему было бы уже не так страшно, но Хосе далеко, а дело делать надо и вот закрыв глаза он вошел в сумрак.

И как только он зашел, шторка упала и весь склад окатила темнота. Кар ничего не видел, и он решил, что идти обратно будет глупо, но делать дело свою работу в темноте было не только жутко страшно, но и невозможно. Кар думал, что же делать и он вспомнил слова, сказанные Хосе днем: «Там есть лампа.».

-«Точно! Лампа!» - подумал Кар.

Но потом он вспомнил что это «там» находилось в самой темноте, в конце склада. Сглотнув, Кар начал двигался вдоль шкафов. Он проходил осторожно, постоянно на что-то наступая. Каждый его шаг ознаменовался громким скрипом доски под его ногами. Вдруг он услышал какой-то звук. Он остановился. Кар по-прежнему ничего не видел. Аккуратно прокрадываясь, он наострил ухо и вот… что-то упала прямо перед его носом. Он аккуратно прокрутился и неожиданно ужаснулся, и упал. На него из кромешной темноты смотрели два ярких глаза. Они не долго смотрели на Кара и неожиданно взлетели, издавая страшный звук взмаха крыла.

-Уфф… Эхх… Это всего лишь… всего лишь маленькая летучая мышка… уфф… а я-то перепугался, хе!.. - сказал Кар.

И через секунду на него налетел шквал летучих глаз. Они двигались на Кара неимоверно быстро. Он не выдержал и пополз. Не выдерживая, напала мышей, он встал и побежал. Они попадали ему в глаза и из-за этого он их как можно крепче зажал.

Идя вслепую, по этой жуткой комнате он несколько раз спотыкался, неожиданно он почувствовал у себя на крыле нечто теплое и жидкое. Это была его кровь. Мыши унюхали ее и перестав хаотично летать по комнате, слетелись на Кара. Они молниеносно вцепились в его спину своими мерзкими холодными и острыми когтями. Кар завопил от боли.

И перейдя через свои усилия он начал лежа ползти. Он невероятно крепко сжал клюв и стараясь не замечать адскую боль полз и полз.

И вот он почувствовал, что клювом наткнулся на что-то. Это была та самая кровать.

Он наконец открыл глаза и начал осматривается. Вдруг он увидел под кроватью светильник. Выдвинув руки вперед, он начал медленными усилиями дотягивается до него, а в голове у него играла мысль:

-«Ну вот и все… Здесь я встречу свою кончину. Прощай, Кар, за свою короткую жизнь ты успел сделать немногое, но здесь она резко оборвется, и ты больше никогда не встретишь свою бедную мать.»

И! Он наконец дотянулся и начал крутить ручку лампы. И неожиданно Кар ослеп и через секунду прозрел. Кровать окатил желтый свет, а вампиры в страхе разлетелись по углам. Кар несколько минут отдыхивался и пытался прейти в себя после такого. И вот он наконец снова встал, но через минуту стояния, прилег на кровать.

Она была невероятна скрипучая, а когда он прилег на нее из нее повалил туман пыли. Казалось, что прямо сейчас она развалится, но Кара это не волновало. Его волновало только то, что он выжил. Лежа на ней пару десятков минут, он неожиданно для себя заснул.

Вдруг в его ушах что-то очень сильно зашумело. Лежа пару минут и корчась от шума, он открыл глаза и… Неожиданно он оказался в Долине. Не может быть! Кару все казалось невероятно родным и знакомым.

Ранее солнце освещало поселок. Это был обычный летний день. Это лето выдалось плодородным, поэтому ремесленники трудились в своих мастерских, земледельцы быстро собирали урожай, дети веселились у моря, а купцы готовили товары для перевозки между поселениями на острове.

Осматриваясь вокруг Кар, нечаянно наткнулся взглядом на гору и… невозможно! С нее ему махал радостный Вольфрам. Все было настолько естественным что, казалось, будто «Альфред», ураган и Перу – это все был один большой непрерывный сон и вот наконец Кар проснулся.

Он неустанно побежал на встречу отцу. И вот он наконец добежал и крепко обнял Вольфрама, вдруг Кар услышал так горячо любимый им голос:

-Кар, где ты пропадал? Я тебя уже заждался. Я тут… приготовил пару новых удочек. Может пойдем на речку порыбачим?

-Да. Конечно. Всегда.

Они не торопливо шли до речки, Вольфрам пытался завязать с сыном беседу, но каждая такая попытка была очень неловкой, ведь каждый раз, когда Кар смотрел на своего отца, у него перед глазами прокручивалась та самая ужасная сцена, когда он видел Вольфрама в живую в последний раз.

-Сына, ты стал не очень разговорчивый, что-то случилось? – спросил Вольфрам.

-Нет, нет, все… все нормально.

-Ты уверен?

-Да, я… уверен.

Из-за того, что случалось с Каром в последнее время, он не мог нормально обратно окунуться в повсеместное спокойствие. И вот они дошли.

-Ну все. Приплыли. – сказал Вольфрам сгружая с себя рыбачные принадлежности.

Кар сел рядом и взял удочку.

-«Боже… Я так давно не рыбачил…» - думал Кар глядя на свое обеспокоенное отражение в реке.

-Что в реку смотришь? Уже рыбу завидел? – спросил Вольфрам.

-Нет… просто решил посмотреть на свое отражение.

-Будешь смотреть – всю рыбу пропустишь.

-Хе… Верно.

Они начали спокойно сидеть. Обычно в рыбалке Кару нравилась совсем не рыба, а сам процесс, медленная, не торопливая ловля рыбы успокаивала его, он мог забыть обо всех проблемах случившиеся в жизни и окунутся с головой в это занятие, оно отчищало твой разум и давало расслабить голову, сродни медитации. Но не в этот раз.

Кар изо всех сил хотел успокоиться, откинуть земные заботы, он всем сердцем хотел, чтоб это была правда, реальность. Но даже если это был обычный сон, все равно он хотел поверить ему, стать его частью. Он хотел снова попасть в то спокойное время и вот же: он, Вольфрам, Долина, солнце, рыбалка, речка и спокойствие, но все равно что-то не давало покоя.

Прошло пару часов. Все вокруг было невозмутимым. Легкий прохладный ветерок неторопливо шелестя кроны могучих грозных деревьев. Речка тихо лилась по течению. Вольфрам как всегда вскоре заснул, а Кар все еще не смог найти спокойствия. Он тихо проговорил:

-Эхх… И как же папа все время остаётся таким спокойным… Угрх… мне надо расслабиться… но… но я не могу… эх, что же делать?..

И тут он о кое-чем подумал:

-Точно!

Вольфрам все время на рыбалке засыпал и Кару показалось что если он сделает также, то наконец успокоится и сможет насладиться всемирным успокоением.

Хорошо под готовясь, он вздохнул, присел поближе к дереву. Его накрыла огромная тень дерева. И вот Кар по мгновенью закрыл глаза.

И вдруг он услышал душераздирающие крики, наполненные чистейшим страхом и громкие взрывы позади. Он быстро открыл глаза и… оказался на «Альфреде».

Кар смотрел вперед еле сдержавшая слезы в ожидании, когда это все закончится. Корабля несло от одной ряби к другой. Тучи сгустились и небо стало почти черным. И вдруг корабль резко повернулся, и Кара унесло в бок. Неожиданно напуганный вороненок перевел взгляд на… Вольфрама.                                                                                                                                      Вольфрама вынесло из рубки капитана, и он начал подползать к Кару, а тем временем корабль продолжал нестись вперед. Вольфрам дополз до их чемодана и открыл его, после чего побежал к парусу и сильно стукнул по бруску, парус начал падать. Корабль начал качаться из стороны в сторону. Вольфрама занесло в одну из дыр в полу корабля, к нему подошел Кар и Вольфрам сказал: «Сына».

Кар не мог вновь наблюдать эту сцену. Кар со всех сил вцепился в Вольфрама крыльями, а лапы мертвой хваткой вцепил в упавшею мачту. Он всеми силами тянул Вольфрама на себя и думал:

-«Вот увидишь… Я тебя спасу… Мы уедим в… в Перу… нас вылечат…, и мы будем жить… как и прежде…»

Ему в лицо на полной скорости летели соленые водяные капли, и они с дребезгом разбивались об Кара, но ему было на них все равно. Главное – спасти Вольфрама и ему уже было не важно сон это или не сон.

Он тянул, тянул, тряска, волны. Ничто не могло его отвлечь. И вот он почти выбрался. Все пара… пара… пара…

И неожиданно их окунула гигантская холодная волна. Она с разрушительной скоростью упала на корабль и унесла Кара и Вольфрама под дно. Кар с треском и болью упал на низ корабля, а Вольфрам упал в дыру в корабле.

-Н-н-нет… не допущ-щ-щу…

Он через сильную, кровоточивую боль перевернулся со спины и начал крылом тянутся к уплывающему в никуда Вольфраму. Он тянулся и вдруг с низу на него упал многотонная тяжелая мачта, которая горой упала прямо на Карыча.

-КАР! КАР! – выкрикнул Хосе.

Кар проснулся в холодном поту.

Глава 12. Буксир

Кар наконец очнулся и увидел перед собой Хосе. Хосе тяжело дышал и с его лба рекой лил пот. На них до сих пор падал желтый-тусклый свет, который, для Кара, на вид, после сна, казался очень ярким.

-Кар… я… я пришел. – сказал Хосе.

-Я… я… вижу.

После такого сна, Кару тоже нужно было время для отдышки.

-А что это ты спишь?.. Склад каким я его видел до этого, таким и остался. И еще… почему у тебя идет кровь?

И правда. Несколько часов назад на Кара напала стая разъярённых летучих мышей. Из его спины до сих пор шла кровь, а вся кровать, на которой он спал, была в красных пятнах.

-Хосе!... Тут… это… того… на меня… на меня напали! Вон!.. Смотри! Летучие!.. мыши!..

После этого Кар указал на отдаленные уголки комнаты, куда еле падал хоть какой-нибудь свет. И там, в глубокой тени виднелись силуэты летучих мышей. Они смотрели на это со стороны, немногим двигались, понемногу шевелили крыльями, но главное – смотрели на Кара огромными хищными глазами:

-Вот они? – спросил Хосе.

-Да! Они! – агрессивно ответил Кар, не отводя взгляд от мышей.

-Как-то слабо верится. Эй! Аmigos voladores!

После этого летающие мыши наконец выпрыгнули из углов и начали скользить по воздуху. И вот долетев до Хосе, они начали описывать вокруг него круги.

-Entonces! Что же я для вас принес? Налетайте. – после этого он начал кидать кусочки фруктов в небо, а одна из мышей подлетала, ловила фрукт и продолжала кружить вокруг Хосе. - И тебе! И тебе! Про тебя не забыл! Hoi! Давай лови!

Кар в этот момент был готов накинутся и разорвать Хосе. Пару часов назад, эти кровопийцы раскромсали Кара, а сейчас Хосе говорит, что не верит в это и тем более прикармливает их.

-…хе-хе! Извини что не показывал раньше, но… знакомься, амиго! – после этого Хосе начал показывать на летучих мышей. – Это Сан-Марин! Боливар! Антонио де Сукре! О, а это Маркесадо! Это Жетулио! И многие-многие другие… Я забыл тебя предупредить. Они сюда днем залетают поспать, а ночью я их выпускаю. – после этого Хосе приоткрыл шторку, и толпа летучих мышей вылетела из нее к прилавку, а после на улицу. - Ну ладно. Кар, амиго, давай промою рану.

После этого Хосе начал ходить вокруг полок, на стенах виднелась его тусклая тень, по всему складу раздавались шорохи, а вперемешку с ними слышались фразы «Ну где же?» «Точно тут было», «Это оно? Это не оно» или «¿Qué demonios es eso? Где она?». Вот конкретно после последнего, что-то упала, после чего Хосе заорал «Joder!».

Спустя какое-то время, Хосе все же вернулся. В руках у него была маленькая бутылка с выцветшей светло-зеленой надписью на латинском.

-Ч… что это?.. – спросил Кар.

-Этим раны будем промывать. Это hydrogenii peroxide. Перекись водорода – растворитель. Сейчас нужно рану прочистить.

После этого Хосе повел Кара к выходу. Прямо с другого края от старого деревянного комода стояла старая ржавый умывальник, кран которого, такой же ржавый, трясся от малейшего звука и казалось прямо сейчас упадет. Хосе подошел к нему в плотную и покрутил левый смеситель и примерно через десять секунд из трясущегося крана полилась струя воды.

-Ну все, Кар. Вставай, отчищай рану. Лови. – сказал Хосе и после отошел немногим левее мойки, к крючкам, снял с одного из них небольшое полотенце и кинул Кару.

Кар поднес его под струю воды. Вода была не совсем уж и теплая, но еще и не холодное. Хотя наблюдательный и любопытный Кар подметил, что чем дольше он держит полотенце, тем больше температура воды уходит в сторону холодной.

После этого Кара достал полотенце из умывальника и опрокинул его себе на спину. Рана в тот момент очень жглась, но Кар все-таки сдерживал эмоции, хоть его физиономия очень в этот момент исказилось. И вот Хосе подошел к Кару сзади и сказал:

-Я сейчас начну обрабатывать рану. Por favor, не бойся, это не больно.

После этого Хосе взял платок, с расшитым на нем флагом Перу, и капнул на него немного перекиси водорода, после чего начал наносить ее на спину Кара. Каждое новое нанесение было для Кара как удар ножом.

-Да тише ты. – сказал Хосе после очередного крика Кара. – Сейчас всю деревню на ноги поднимешь. Я уже почти закончил.

-Аааагрх! - выкрикнул Кар после еще одного прикосновения.

-Тихо, тихо. Вот, вот, почти… все. – сказал Хосе, после чего отошел помыть руки. -Это все? – спросил Кар, все еще очень болезненным голосом.

-Нуу… как сказать?.. Почти. – сказал Хосе моя руки. – Еще нужно осушить рану, а потом еще повязку накинуть.

После этого Хосе кинул Кару салфетку и спросил:

-Вытереть сам-то сможешь?

-Угрх… попытаюсь… - ответил Кар.

-Молодец, боец. Так держать, амиго. А я тем временем попробую найти повязку… Это будет трудно.

После чего Хосе вновь пошел за шкафы, а Кар принялся вытирать спину. Раны все еще жглись, но потихоньку ему становилось легче.

-Хм. – произнес Кар, посмотрев на салфетку. – Кровь-то уже не идет. Хосе! Ты слышал?

В этот момент из-за стеллажей появилась удивленная голова Хосе:

-А? Что?

-Кровь не идет!

-А… Ну это хорошо. Ты тут далеко не уходи, esta bien? Я тут повязку ищу, я даже не знаю есть-ли она у меня.

Кар решил помыть руки и аккуратно прошел до раковины, через темные, забитые вещами шкафы. Он знал, что летучих мышей тут больше нет, да и из-за лампы здесь было уже не так темно, но все равно склад Хосе казался местом жутким, загадочным.

И вот он наконец он дошел до раковины. Он уже собирался красится обратно, но он заметил ту самую книгу «Жизнь Легмюра Ирвинга». Кар вспомнил как вчера Хосе хвалил эту книгу.

-«Я бы тоже хотел почитать… А если я ничего не пойму?..» - подумал Кар. Он очень боялся когда не понимал то что для других было элементарно, а в Перу с ним это случалось очень часто. - «Ну… ну хоть попробую»

Он ее взял и заметил какой-то список.

-Хосе, а… а что это за список?

- De nuevo, где? – Хосе вышел из самого крайнего ряда шкафов.

-Вот. – сказал Кар показывая лист.

-А, это список завезенных товаров, которые сейчас довезли. Я сказал капитану что ненадолго отойду, так. Повязку я так и не нашел, пойду-ка я искать дальше…

После этого Хосе развернулся и ушел.

- Exactamente! – Хосе неожиданно примчался обратно, в этот раз он был более веселым. - Дай-ка!

Кар протянул Хосе список и тот начал что-то в нем искать.

- Aqui! Точно, вспомнил! Я же еще повязки заказал. Меня наша докторша попросила. Excelente! Прямо сейчас и пойду.

Хосе уже открыл штору и собирался идти, как вдруг Кар тихо сказал:

-Хос… Хосе… а можно, я того… ну… с тобой пойду?

-Ну… даже не знаю. – сказал Хосе, повернувшись. - Ты и так. Не в лучшем состояние. Я не уверен, это наверно… опасно.

-Я буду осторожен, амиго.

-Хе. Точно? – сказал Хосе, немногим повеселев.

-Обещаю.

-Ну тогда пойдем, амиго. И ты того, правда поосторожнее будь. А то, меня потом докторша убьет, если узнает.

-А за летучих мышей, она тебя не убьет? – иронично спросил Кар.

-Ну я же… все исправил, да? Ну ладно, пошли. – сказал Хосе, после чего начал зазывать Кара рукой.

После этого они оба встали, Хосе взял лампу, после чего они пошли. Вокруг было темно. В домах, которые стояли у побережья, свет был выключен и лишь в одном доме до сих пор стоял свет – это ресторан Мигеля. Кар внимательно смотрел на звезды. Эти яркие маленькие белые точки всегда манили его. Такие загадочные и в тоже время такие простые. Но неожиданно он увидел на фоне пролетели силуэты летучих мышей. Кар ужаснулся и схватился за сердце, после чего чуть не упал.

-Ты чего? – спросил Хосе.

-Я? Я… я… я ничего. – недоуменно ответил Кар.

Они продолжили мирно идти. Они шли тихо, почти не говорили, единственное что слышал Кар это очень-очень тихий шелест моря: волны, которые мимолетно набегают друг на друга, а потом также быстро и бесшумно разбивались об камни. Неожиданно Кар услышал что-то еще. Он поспешно повернулся и увидел как Хосе с закрытыми глазами напевал какую-то песню:

-Oh, Baía

Quando o crepúsculo é profundo no céu

Baía

Alguém que eu desejo ver

Continua assombrando meu devaneio

E então a solidão no fundo do meu coração

Liga para você

Liga para você…

-Хосе… очень красиво. – сказал Кар. У Хосе по мнению Кара действительно очень получалось петь.

-Ой… спасибо.

-А про что она? – спросил Кар.

-Кто «она»?

-Песня.

-Эх… Я услышал ее давно… еще в Бразилии… Она про мой родной город… Байя… красивое место… Невероятные закаты и сумерки в небе… До сих пор вспоминаю о ней… Ох, Байя… Иногда я только и живу воспоминаниям о ней… о таких ярких звездах…

После этого

-Eu vivo na memória de

Muitos sonhos atrás

Quando as estrelas brilhavam

E você era minha sozinha

Meu amor por você não pode morrer

Embora os oceanos fiquem secos

Ou o céu cai do céu

Agora você se foi.

Хосе знал много языков, в основном латинских. Он очень часто употреблял в речи слова или фразы из других языков.

-Слушай, Хосе… можешь меня, нуу… научить другим языкам?.. А то я на одном говорю, как-то не серьезно все это… ну… ты понял… - Кар очень стеснялся своего вопроса.

-Хм, конечно.

-П-правда?

-Да. А тебе какой?

-Эм… А какие есть?

-Нуу… дай-ка вспомнить… мой родной – португальский, еще я говорю на испанском, итальянском, мексиканском диалекте испанского, еще хорошо говорю на аргентинском, о и еще английский – самый популярный язык в мире…

-Эмм… напомни, какой был первый, пожалуйста…

-Португальск… о, Кар, смотри, мы пришли.

Кар посмотрел вперед. Они немногим отошли от деревни, вдаль. Так далеко Кар еще не заходил. Впереди был небольшой склон, где была пустынная равнина, усыпанная осколками старинных деревянных и больших кораблей. А где-то вдалеке, Кар увидел что-то светлое, мирно покачивающиеся на воде, близ берега, а рядом с ним, уже на суще, стоял кто-то очень большой, он сидел на камне и покуривал трубку, а вокруг него стояло примерно десять ящиков.

-Вот видишь его? – отвлек его Хосе, показав именно в то место. – Это капитан, а там рядом с ним лодка. Видишь?

-Д-да… Вижу.

-Ну все. Пошли.

Они зашагали прямиком к капитану и товарам. Кар перешел последние остатки зелени и начал спускаться вдоль склона. Кар делал это очень осторожно, то и дело останавливаясь каждые пять шагов, в отличии от Хосе, который за двадцать секунд уже полностью спустился и примялся ждать пока к нему спустится неторопливый Кар.

Когда Кар наконец спустился, спустя почти минуту, они начали идти к берегу по прямой. Область и правда была очень пустынная. Лишь несколько тусклых светло-синих деревьев, ростом не выше 3 метров, а под ними салатовая незначительная трава, которая из-за ночного освещения казалось почти голубой.

Но вот чего на этом пустыре было действительно много, так это обломков и частей старых кораблей. Из больших кораблей Кар в своей жизни видел только «Альфред» - судно построенное на его родном полу-острове, который должен был преодолеть рубеж, но в итоге потерпел кораблекрушение. Каждый раз, когда Кар вспоминал тот день, он сглатывал, ведь для него еще раз оказаться в том шторме было страшнее смерти.

Но вот только «Альфред» по сравненью с этими кораблями был, так – мелочью. Огромные неописуемые гиганты, которые в том или ином разрушенном виде, были на вечно затоплены в песках этого пустыря.

Все корабли были в разной степени разрушаемости. Одни были почти полностью целы, лишь с небольшими дырами, от других же оставались лишь детали. Например, Кара очень заинтересовала мачта, длиной почти в двести метров. Он не был уверен, что весь «Альфред» по высоте займет двести метров, а тут только одна мачта. И у Кара проскользнул вопрос, насколько же большой и величественным должен быть сам корабль. И вообразив это, ему даже стало не много страшно от настолько великого и громадного судна.

Идя между таких огромных сооружений, Кар иногда чувствовал себя небольшой и крохотной пылинкой, между лапами спящего льва. И все они выглядели невероятно старыми. Например, когда Кар попробовал до коснутся до, отброшенного от основного корабля, руля, от того самого руля отвалилось перо, которое пока падало зацепило за собой еще два, которые также упали на землю и разбились на двое.

-Хосе. – спросил Кар. - А давно они тут лежат?

-Давно? Очень… Когда я сюда переехал они уже тут были. Как мне кажется им примерно лет… сто, если не больше.

Хосе облокотился рукой на стенку одного из кораблей, но в ту же секунду стенка проломилась.

-Вот видишь? Эх, жаль, уже не настолько крепкие… ну тогда это были, ух, махины.

-А как они сюда попали?

-Не знаю. Наверно какие-то безумные короли или богачи строили их для торговли или войны, но штормы их уносили с маршрута, и они врезались суда, на берега Перу.

-А почему их отсюда не уберут?

-Уберут? Ну кому это надо? Такие огромные уносить для какой-то маленькой деревушки? Insanidade completa. Да и притом, они тут уже как достопримечательности.

-Хм… - задумался Кар, смотря ввысь той самой мачты - Insani… Insanide comple…

И тут Кара осенило:

-Хосе! Мы же так не поговорили насчет язы… ка…

Но Кар увидел, что Хосе ушел далеко вперед и тут же Кар начал идти за ним.

-Hola! – услышал Кар Хосе, когда тот наконец дошел до капитана корабля.

Кар отдышавшись перевел взгляд на капитана и его буксир. Судно было очень маленькое, Кару, казалось, что в нем уместится лишь четыре таких же маленьких рыбацких лодок, как на той, на которой он уплыл из Ромашковой Долины.

На этом маленьком корабле была небольшая комната капитана, из запотевших окон, которой горел желтый свет светильника. Сверху комнаты находился небольшой флагшток, а на нем красовался очень тусклый и короткий флаг какой-то страны.

Низ буксира был покрашен в голубую краску, но она казалась достаточно старой, ведь среди покрашенных мест то и дело встречались серые железные пробелы, а ближе к той части челна, которая находилась под водой, все было в жуткой темно-оранжевой ржавчине.

Сзади комнаты капитана, в той части, которая была в морском тумане, Кар смог различить очертания большой, по меркам судна, местностью. Она была достаточно просторной и на ней стояла гора различных ящиков. Они все были из разных материалов, хотя самым частым, как не удивительно, было дерево, один ящики ставились на другие, а на ящиках сверху стояли еще ящики, а на тех ящиках, опять же стояли тоже ящики и на них тоже стояли ящики. Такая незамысловатая конструкция отходила метров на двадцать от пола корабля, и сама по себе выделялась на фоне такого маленького корабля. Позади этой горы, у самого края корабля, был небольшой железный забор, у которого была огромная дыра, где-то по середине.

Тут же Кар перевел взгляд на капитана такого красивого судна. Он, если честно признаться, был не многим лучше своего корабля. У него были большие широкие плечи, на очень странной голове, между этими плечами, была длинная сальная коричневая борода. У него был очень бльшой подбородок, а на лбу было не мало царапин. Руки его были подстать его плечам. Пальцы были очень массивными и большими, а указательным пальцем левой руки он постукивал по ящику, на котором сидел. Одет он был в синий расстёгнутый кафтан, заляпанный в зелено-желтых пятнах.

-Hola, да Hola. – сказал капитан хрипящим низким голосом. - Только вот где ты был? Я тебя тут сижу, сорок минут жду. Уже подумывал уехать.

После этого он с сильным хрипением встал с ящика и неровной длительной и массивной ходьбой направился к Хосе. Его голова еще больше ушла к ключицам, а лампу он своими тяжелыми руками выставил вперед. Кар заметил, что он еще начал немногим улыбаться, он выглядел как самый настоящий маньяк.

-Да так… Трудности небольшие вышли. – ответил Хосе.

-Вам еще повезло что тут по ночам тепло. Будь я где-нибудь сейчас, допустим, в Скандинавии, вот, я бы и десяти минут ждать бы не стал, взял бы и уплыл. - сказал капитан. - Кстати, а кто этот юнец с тобой?

-А, это так… приятель. Знакомься, Кар. – сказал Хосе, указав на Карыча.

-Ну, здравствуй, Кар… - у капитана еще были небольшие паузы в речи. - Я капитан Олив О’Браун.

Он медленно протянул Кару трясущеюся руку, и птенец ее неловко пожал.

-Ну так что, ты остался, потому что тебе климат понравился? – ехидно подметил Хосе.

-Да ты что? Нет. Я здесь только ради тебя, Хосе. Парень, за это время ты мне уже считай, как друг стал. Если у тебя там, с кем-нибудь драка наметится, будь уверен, зови старика О ‘Брауна, я за тебя горой. – сказал капитан после чего немного расхохотался.

-Хорошо. У меня что боев особо не намечается, ноо… так и быть, будешь званным гостем.

-Вот, хорошо, Жоссе.

-Ладно, мы немного отойдем, ты не против?

-Нет, только, смотри, на час в этот раз не пропадай, а то я точно уплыву.

После этого Хосе взял Кара за руку и отвел за ближайший труп корабля.

-Да, я понимаю, что ты думаешь. – сказал Хосе. - Но поверь. Может он немного диковат на вид, но дядька добрый.

-Нуу… не знаю…

-Ладно, только не делай скорых выводов по внешности. Он бывалый моряк и много что знает. Он и меня много чему научил.

-Например…

-Ну… узлы матросские, очень полезная вещь. Или как отличать типы кораблей. Вот, скажем тот, эм… - сказал Кар указав на один из кораблей, закопанных в песке. - мне кажется… бригандина?

-Эй! Вы где там? Не померли? – послышался хриплый крик Олив О’ Браина.

-Сейчас! – крикнул в ответ Хосе. - Ну ладно, пошли.

Они подошли к нему после чего Хосе повернулся к Кару и сказал:

-Смотри.

После чего посмотрел на капитана, показал на тот самый корабль и спросил:

-Вот смотри, Олив, это же бригандина, да?

-Ты что? Какая бригандина? Это ж натуральная двухмачтовая габара.

-Хе. – неловко хихикнул Хосе, после чего также неловко сказал. - Подумаешь... Они вообще-то очень похожи.

-Пф… как я понял все что ты запомнил это что, вот у таких вот кораблей одна мачта, вот у этих, там, две. Для тебя любой трехмачтовой – шхуна?

-Эм… ну вообще-то… а разве нет? – недоуменно спросил Хосе.

-Хе-хе. Ну вот смотри. - сказал О’Браун и показал на какой-то корабль с тремя мачтами - Это, по-твоему, шхуна?

-Эм… Ну… ну да?

-Эх ты, балда. Это пинк. Самый, что есть, настоящий пинк. Да и запомни наконец, знаток, что есть и двухмачтовые шхуны.

-Ну мне-то это в отличии от тебя не нужно каждый день.

-Ну знаешь, я тоже не каждый день в порт Нидерландов заезжаю, где меня каждый второй спрашивает: «А вы здесь случайно клипер такой маленький, черный, не видели». Хе-хе… Нет, не каждый день, лишь только каждую неделю.

Кар непроизвольно хихикнул.

-Ну ладно. Вы тут пока разгружайтесь, а я на буксир пойду. - сказал капитан Олив О’Браун, после чего он, откинув поля кафтана, пошел на корабль.  

-Эх ты, балда. - посмевась повторил слова капитана, Кар.

-Ну, а что? Я-то почти прав был. Да и при том: в тот раз он мне толком так и не объяснил, что такое пинк, поэтому в этот раз не считается.

-Ну да, ну да…

-Да. И кстати. Мы суда пришли не с О’Брауном знакомится, а товары разгружать. Нам же еще надо найти эту маску, ой, тьфу, foder, повязку, уже и сам забыл. - после этого начал отодвинул один ящик и пошел куда-то за кусты. - Эй, Кар!

Кар подошел к кусту на пару шагов, после чего, в небольшом ступоре, отошел. Хосе вышел из-за кустов с потертой деревянной телегой. Она состояла из широкой деревянной толстой доски, а по ее бокам стояли уже тонкие стенки. Вся эта конструкция стояла на двух единственных больших колесах, которые делали всю телегу несравненно большой, по сравнению с Каром. Он всей это конструкции отходили две закругленные ручки.

-Это моя Charrette a bras. На ней я довожу товары до магазина.

Кар немногим поднял взгляд и опять отошел в легком ступоре. На ней стояли ящики. Причем не два и не три, а как минимум десять или одиннадцать. Это делало телегу немного похожей на буксир Олив О’Брауна, потому что «пирамида», состоящая из неаккуратно сложенных друг с другом ящиком, делала телегу, и без того немаленькую, больше.

-Ты будешь выгружать ящики, а я буду ставить их на телегу. Понял?

-Д-да. - сказал Кар, все еще находясь в легком ступоре от увиденного.

-Ну ладно, начинаем. Нам главное до утра управится, ты когда из магазина выходил не заметил сколько время было?

-Ну… - сказал Кар, напригая изо всех сил память. - Было примерно… 2 часа…

-Ага, понятно, значит сейчас примерно три… ну что ж… приступим!

-Хорошо… я пошел.

После этого Кар направился к кораблю. Он прошел по тонкой лестнице, которая вела с сущи к буксиру. Она была тонкой, гвозди были плохо забиты, а сама лестница очень сильно тряслась. Кар пока шел по ней не раз задавался вопросом «Как сам капитан О’Браун проходит по этой лестнице, и все остались целы: как капитан, так и лестница.»

После этого он аккуратно проходил по самому кораблю. Пока он это делал он увидел из запотевших стекл в капитанской комнате фигуру мирно похрапывающего капитана с чашкой в руке из которой шел дым. Комната была очень маленькое и Кар не мог представить как капитан в ней помещается.

-Ну как… - закричал Хосе, после чего Кар его быстро перебил.

-Он спит. – сквозь зубы резко проборматал Кар.

-А. Хорошо. - прошептал Хосе. - Ну как там?

-Хорошо. - проговорил свозь зубы Кар.

-Ну давай.

Кар набрав грудью воздуха, направился дальше. И вот он дошел до ящиков. Они были хаотично сложены друг на друга. Кар явно не мог дотянуться до самой верхней, поэтому он начал у самых низов искать такую коробку, взяв которую, он не обрушил бы все остальные. Повсюду было темно и сундуки сливались в один большой непрерывный черный силуэт. И вот Кар смог разглядеть на одном среди них небольшой блик от светлой высокой Луны, и он принялся его доставать.

Он немногим встал на цыпочки, но все равно не смог ухватиться за него. Он вставал все больше и больше, дальше и дальше, и наконец он не многим подпрыгнул. Он вцепился в тот самый ящик, но от его подскока стоящий на воде корабль затрясся и Кар с ящиком в руках, упал обратно на пол, а вместе с тем на него сверху упало еще несколько ящиков.

-Уй…! – проглатывал в себя боль Кар.

Через минуту Кар все же встал, мертвой хваткой вцепился в товар и пятившись к Хосе тихо пришёптывал:

-Ну ничего… ух… вот когда я потом подойду… уже… ух… уже не надо будет их… доставать… уй!

И вот он дошел до края корабля и начал трясущимися крыльями протягивать ящик Хосе.

-Я слышал небольшой «бум»… Что там у тебя случилось? – спросил Хосе.

-Да так… уф… ничего, просто… просто пара ящиков упала, а так все… ух… а так все… ууух… все хорошо.

-Хм… рад слышать… Ну ладно, иди дальше.

-Хорошо.

И вот, он снова направился в эту темную пучину. Пар из кружки капитана все также клочьями бил вверх, а его храп был громче чем налетающие друг на друга волны во время шторма. Ходовая рубка от этого немного тряслась.

Кар взял первую попавшеюся коробку из тех, что упали здесь пару минут назад. Он попытался взять ее себе на руки, но она оказалась тяжелее предыдущей, поэтому Кар пришлось тащить ее. Чтобы не горбится, Кар решил идти спиной вперед. Он ташил эту тяжелую коробку, но она никак не поддавалась его силе. Он пробовал несколько раз, он толкал ее, пытался перекатывать, но все было зря.

-Ааагрх…

И вот он в очередной раз попытался потащить ее за собой и чтобы не злится на этот бесполезный кусок дерева, как он его называл, он решил смотреть в небо. Там он увидел только не более чем густых серых холодных облаков, окружающие, как голодные стервятники, Луну.

-Эхх… Даже небо не отвлечет… Видимо я никогда не смогу оторвать этот ящик от земли.

Он уже отчаялся и отвернул голову, но неожиданно он увидел небольшой лучик света. Он быстро оглянулся. Облака начали расходиться и Кару открылся вид на звезды.

-«Звездное небо…» - подумал Кар. - «Как же оно прекрасно».            

Манящие чарующие холодные, но в тоже время такие горячие огни, которые смотрят прямо на Кара сверху и распугивают холодную мрачную ночную темноту. Это так приятно лицезреть глазами эти таинственные бездонные и бесконечные точки были так далеки и не доступны, но ярче и краше чем любая свеча или любой фонарь. Иногда только они были компаньонами Кара. Во времена, когда Вольфрам только умер, а мать Кара все еще болела, только они – звезды, составляли ему компанию. Они вмиг лишали Кара того, чего как он полагал, он боялся больше всего на свете - одиночества. Девственно белые, как свежий снег, они освещали пути миллионам. Они делают скучную и бледную ночь такой магической и невероятной. Неожиданно Кар услышал, как О’Браун, у себя в рубке, во сне напевал:

-Капитан, капитан, улыбнитесь…

Ведь улыбка – это флаг корабля… хе…

Не уже ли. Кар рядом с рубкой. Он смог сдвинуть это неподъёмное бревно и оно, казалось, Кару уже легче, чем это было в начале.

-Спасибо, звезды. – тихо прошептал Кар.

И вот он дошел до Хосе.

-Эй, Хосе.

-А? Что?

-Не правда ли, звездное небо красивое?

-Красивое? Небо?.. Мне кажется, что обычное небо.

-Хм. Мне кажется оно невероятное.

-А мне кажется невероятным что ты такой ящик тяжелый донес. - сказал Хосе, пытаясь поднять ящик выше, чем пятнадцать сантиметров от земли.

-Мне тоже.

После этого он вновь пошел за очередным ящиком. Это продолжалось примерно час, может больше. Кару, казалось, что с того самого момента как ему сказали, что он уже полностью здоров или как Хосе взял его на работу, прошла неделя, не меньше, но нет, это было вчера. И вот Кар наконец пошел за последним ящиком. Все, наконец он закончил это дело.

Он быстро примкнулся возле рубки капитана и подошел к коробке. Он попытался ее взять, но она оказалась на удивление тяжелой.

-Хе… не в первый раз. Ну ничего, в тот раз же справился.

Он попробовал толкнуть ее вперед, но она не сдвинулась не на сантиметр.

-Ай! – сказал Кар от боли.

Но наш герой не отчаялся и попробовал как следует разогнаться. Он отошел до самого края буксира и быстрым шагом попытался оттолкнуть ящик, но Кар опять же только ударился, но он не собирался признавать поражение от мертвого дерева и продолжал бежать в ящик. И наконец он перестал бодаться с баулом и шлепнулся на пол корабля. Но произошло то, чего Кар не ожидал. Буксир, все еще стоящий на воде, начал шататься из стороны в сторону и обессиленный от попыток сдвинуть ящик, Кар начал катиться взад.

По несчастью для Кара он укатился как раз в ту самую дыру в старой сине-ржавой калитки на краю судна. Он почувствовал, как начал резко падать, но это ощущение продолжалось лишь пару секунду, после чего ШЛЕПОК!

Все вокруг замедлилось, Кар оказался в мутной воде. Он попытался выпрямится и всплыть, но не мог. Он уходил все дальше и дальше. Спустя десять секунд он врезался в камни на дне. Они острыми концами врезались в спину. Это было больно. Он хотел всплыть, но, когда Кар попробовал, оказалось он запутался в водорослях. Он лежал пару секунд, вдруг он увидел, как к нему подплывает мутный силуэт. Тот начал быстро, даже маниакально, распутывать Кара. Спустя примерно сорок секунд Кар немного всплыл, и он почувствовал, что больше не был привязан ко дну водорослями. Силуэт начал тянуть его к верху, все вокруг становилось более светлым, Кар уже понемногу начинал видеть звездное небо. Неожиданно он выплыл на поверхность, и он наконец вздохнул так желанный воздух.

Он пару секунд пытался как можно чаще дышать, все приходило в норму и постепенно мутный силуэт, доставший его из воды, начал принимать очертания и вскоре Кар увидел в нем Хосе. Он был весь мокрый, что ожидаемо, и запиханный.

-Ну я же сказал… - пытался отдышатся Хосе. - Осторожнее будь…

Кар и Хосе начали подплывать к берегу. Они медленно подошли к ящикам, где их уже ждал, державший в руке кофе, капитан Олив О’Браун:

-Ну боже, если сам не можешь, позвал бы меня, я ж там не для красоты в рубке капитана сижу. – «с порога» начал возмущаться капитан.

-Олив. - укоризненно сквозь зубы сказал недовольный Хосе. - Я сам.

-Сам… - передразнил его. - Как ты ему это вдолбишь, если же «сам» вдолбить не смог, профессор ты без аттестата.

-mierda perra… - тихо, почти не заметно проговорил Хосе. - Олив! Я сам!

-Тихо, тихо, брат, успокойся. Ну попробуй ему что-нибудь вбить в голову… - сказал Олив вставая и уходя. - Но перед этим себе гвоздь в голову забей!

-Олив! hijo de puta!

Хосе с его разъярённым взглядом уже повернулся к Хосе.

-Надеюсь, ты накричался! - сказал Олив с корабля. - Думаю, это твое!

После этого с корабля полетел тот самый ящик.

-hijo de…! - начал кричать Хосе.

После этого прозвучали звуки заведения мотора.

- Cierra la boca. - сказал Олив перед тем, как войти в рубку капитана.

Хосе вдруг замолчал, после чего удивленно сказал:

-Так он знал испанский?.. - он немного помолчал и сказал. - Кар, подожди тут немного, я ненадолго отойду.

После этого он пошел на прямую к кораблю капитана О’Брауна, после этого вошел в рубку.

Кар, весь мокрый, медленно присел на ящик и начал греться от небольшого тусклого света фонарика. Он дрожал от холода и медленно отвел взгляд на корабль. В окне небольшой рубке на запотевшем стекле двигались мутные размытые силуэты. О чем они говорят? Что станет с Каром? Он боялся, что Хосе выйдет. И хоть Кар понимал, что он особо не виноват, но Хосе перед этим выглядел достаточно разъярённым. И вот дверь открылась, а из нее вышел Хосе, а за ним Олив О’Браун. Хосе был всеволновый вид и что-то бормотал себе под нос, а у капитана был самодовольный вид и в руке у него был увесистый деревянный фонарь. Хосе впускался к Кару, а О’Браун наблюдал за этим с высока.

-Кар… зачем? - неохотно сказал Хосе.

-Ну… я думал, что смогу все сделать сам… прости…

-Не надо прощений… - сказал Хосе, после чего сел на соседний ящик.

Они какое-то время молчали, после чего Кар сказал:

-О… Олив…

-Олив О¢Браун?

-Да… он говорил… он говорил, что ты «сам вдолбить не смог»?

-Да… когда он прибыл сюда первый раз несколько лет назад, я… я начал делать о нем поспешные выводы из-за внешности и… и старался как можно меньше с ним контактировать… я поступил также как ты… думал, что ну сам все смогу и… тоже чуть не утонул. Он меня спас, и я начал относится к нему лучше, видеть дальше внешности, но… просить помощи, так и не научился… эх…

После этого капитан немногим улыбнулся, повесил фонарь на крючок, который был у входа в рубку капитана, вошел в ту самую рубку, после чего, а через пару минут отъехал.

Кар помог Хосе догрузить оставшиеся ящики на телегу, и она тронулась. Хосе тащил телегу спереди, а Кар толках сзади и следил за тем, чтобы ящики не падали.

Идти им нужно было долго, они молчали, ни о чем не говорили и вот перед тем, как начинать взбираться на холм, Хосе спросил:

-Ты… сегодня ночью выглядел… взволновано, что… Что… случилось?

-Да, так… ничего…  просто… просто… сон.

-Хм… ну да… сны бывают… бывают страшными… чужими…

-Тот сон был не чужой… - неожиданно прервал Кар. - Он был… невероятно… невероятно родной.

-Ох… род-родной… это как?

-Хосе… тебе когда-нибудь… снилась Бразилия?

-…кхм… кхм… Да, снилась, но… я не считаю ее родной… мне больше по-душе Перу...

-А семья?

-…

Хосе промолчал, после чего сказал:

-Эх… да… снилась… и не раз… Вот поэтому Бразилия и снится… Мама, сестра… брат… бабушка… семья!.. Они решили вернутся в Бразилию…

Он посмотрел на Кара и сказал:

-Тебе тоже снится семья?..

-…Да… Отец… отец…

-Ну… ну… ты сможешь его увидеть, когда… когда… когда вернешься…

-Не смогу.

-Воу…

-Он мертв… он… он умер… на корабле…

-…Кар… ты ничего толком не рассказывал о своем острове… и зачем ты поплыл… в Перу…

-Я не плыл в Перу. Я… я не знал, что такое Перу… пока не приплыл сюда… на нашем острове ничего не знали о… другом мире…

-…Это… это как?

-Наш остров построили плаватели, которые… приплыли на него много-много лет назад… мы ничего не знали о мире… потом построили большой корабль… «Альфред» … и… и мы с папой решили поплыть на нем… чтобы изучить… изучить мир… но… мы попали в шторм… кошмарный шторм… мой отец отдал жизнь чтобы корабль выплыл из шторма… он… погиб… у меня на глазах… а потом… я сам уже уплыл… бросил мать… бросил… бросил всех! Бросил весь остров!..

-Тихо, тихо… ты же… ты же нашел землю!.. И… и рано или поздно ты сможешь вернутся, так?

-А если нет?!... А если тот раз был один на миллион?!.. Единственный… И… и все!.. Больше не будет такого шанса?!... Я… больше никогда не увижу их!.. Да что там я?.. Они же волнуются за меня… Мама… она была больна!.. А я… я ее бросил… как трус…

-Ты пожертвовал своим комфортом, чтобы открыть горизонт. Это точно не трусость… А мать… ты сможешь ее найти... найти остров… доплыть… Хоть завтра, хоть через много лет – неважно… главное, что сможешь и ты не должен в этом сомневается…

-Спасибо, Хосе… я ни с кем об этом не говорил… не хотел… не хотел своими проблемами портить другим жизнь… наверно надо было…

-Конечно, надо было!.. Ведь… ведь самым глупым поступком при страхе, это… умалчивать о нем и прятаться в себе, ведь… от этого страх только крепчает…

-Спасибо, Хосе…

-Ну все! Мы уже дошли!..

Кар поднял взор. Они были прям перед магазином.

-Ну ладно, сегодня мы разгрузить все равно не успеем… похоже нас впереди ждет еще одна бессонная ночь, а пока… пойдем спать. Главное до восхода отоспятся.

Кар отошел от повозки, после чего пошел в магазин. Он прошел до кровати на складе и с не охотой, как бы на него не напали летучие мыши заснул. 

Глава 13. You ain’t got no skills!

И вот наступило утро. Кар проснулся от того, что на него изо шторки упал луч света. Он открыл глаза. Он медленно перевернулся с бока на спину и увидел, что на потолке прямо над собой висящих с потолка летучих мышей. Кар раскрыл глаза от ужаса и старался не двигается, ведь он еще не забыл, как сегодня ночью они растерзали его спину. Он несколько секунду пытался быть максимально тихим, чтобы мыши на него не напали.

-Не бойся, они спят.

Кар от испуга повернулся. Перед ним стоял уже проснувшийся Хосе, в руках у него была кружка с какао, а на лице улыбка. Он опирался на старый потрепанный шкаф и было видно, что он уже давно проснулся.

-Хосе!.. Сколько… время…

-Ты наверно будешь удивлен, но всего лишь… одиннадцать утра.

-Воу… я никогда так поздно не просыпался…

-Ну… Привыкай.

Неожиданно Кар почувствовал чувство голода. Он начал жадно смотреть на кружку с какао, которую держал Хосе.

-Хм… наверно после сна ты хочешь поесть?

-Д-да…

-Я тоже… у меня ничего нет, ну только вот… какао, кстати вставай, твой какао на прилавке.

После этого Хосе встал и вышел, Кар нехотя спустился с кровати и пошел за Хосе. Пройдя через страшные шкафы, он вышел наружу к прилавку и увидел, как Хосе с безграничной радостью смотрит в окно и говорил:

-С добрым утром, Playa Bernardino!

Кар попытался пошире открыть глаза, после чего взял со стола свой какао. Он совсем недавно встал и солнечный свет все еще резал его взгляд.

-Ну что, Кар? Пошли к Мигелю. - сказал Хосе.

После чего тот открыл дверь и вышел на улицу. Кар торопясь допил какао и бегом начал догонять Хосе. Через пару минут они наконец дошли до ресторана «Тихий берег». Кар еще не дошел до здания кафе, но уже увидел, что Хосе почему-то остановился и начал что-то пристально рассматривать.

-Что… что случилось?.. – спросил Кар в попытках отдышатся.

-…Он закрыт. - с непонимающей интонацией сказал Хосе.

-…Как? Закрыт? - спросил Кар.

-Ну вот сам посмотри если не веришь.

Кар отдышался, подошел к дверям ресторана и увидел на них надпись:

«Desculpe, mas entre 27 de novembro e 5 de dezembro, o restaurante Pacific Coast não funcionará. Desculpe.

Простите, но в период с 27 ноября и до 5 декабря, ресторан «Тихий берег» не будет работать. Простите.

Ваш Мигель.»

-Та-ак… - хотел сказать Кар, но Хосе его прервал.

-Так. - после этого Хосе открыл дверь и вошел, а Кар проскользнул в дверь в след за ним.

Ресторан был сам не похож на себя. В нем не было, до этого, постоянной атмосферы не прекращавшейся жизни. Все вокруг как будто застыло, столы опустели, за ними не было обычных бочек, которые заменяли стулья. Солнечный свет еле-еле освещал помешение. А вдалеке, за барной стойкой, виднелся спящий Мигель.

-Good morning, Usnavi! - неожиданно сказал Хосе, раздвинув руки по бокам и продолжая так идти вплоть до барной стойки. Его голос эхом раздался на всё здание.

- Pan caliente, café con leche! - неожиданно ответил спящий Мигель.

-Ясно, понятно. - сказал после этого Хосе.

После этого Хосе подошел к барной стойке и начал его легко трясти. Это продолжалась примерно минуту, после чего раздался внезапный голос Мигеля:

- Ahh, me dê outro... um minuto... eu sou um cadáver… - ненадолго поднялся и устало сказал Мигель, после чего сразу же упал обратно и как прежде задремал.

-Ааах… - устало и монотонно протянул Хосе.

Хосе взял Мигеля за шиворот и начал трясти, приговаривая:

-Мигель, просыпайся, cabela.

Это продолжалась несколько секунду, после чего Мигель наконец проснулся:

- espera… esp… espe… остано… остановись!.. Хосе. - неожиданно Мигель открыл глаз.

-Ну не Эмиль же. - ответил Хосе.

-Не… пугай меня так… Хосе.

-Хорошо, ну… как для чего я сюда пришел? Ах, да! Ресторан закрыт? До декабря?

Мигель пару секунд просто смотрел на пол и сказал:

-Не могу…

-Не… можешь? - спросил Хосе.

-Не могу так больше! У меня нет не минуты чтоб расслабится и не думать о ресторане… и так уже несколько лет! Как много бы сотрудников я не нанимал, сколько бы я не зарабатывал, всегда!.. Всегда! Всегда находились новые трудности и положится я мог только на себя, а трудности… эх… возникали ежедневно… ежечасно… ежеминутно!.. Ежесекундно! Isso é tudo! Chega! Deixe-me e tire minhas preocupações de inverno, deixe-me morrer! - выкрикнул Мигель.

Пока Мигель продолжал что-то говорить на португальском, похоже, что от недосыпа он уже не мог говорить не на родном языке, в то же время Хосе пытался его перекричать и успокоить:

-Мигель! Мигель! Хватит! Тише! Мигель! Успокойся!

Наконец через пару минут Мигель успокоился и сонным свалился на бочку.

-Ах… Мигель, Мигель… - сказал Хосе прикрыв глаза ладонью.

-Хосе… Что с Мигелем? - спросил Кар наблюдая за этой странной сценой.

-Переутомление у него. На нем же считай вся пищевая промышленность нашей деревни стоит, у него нет такой пре-е-екрастно возможности как у меня - лечь в четыре и проснутся к обеду. А обед в его ресторане. - этих не многотонных слов для Кара хватило чтобы все сопоставить и понять все происходящие.

-Ну… что с ним делать?

-Так… Я попробую его успокоить. Только одна маленькая inconsistência: как можно оставить магазин?

Кар немногим посмотрел на раздумья Хосе и через призму страха выдавил:

-Слушай, Хосе… ну раз уж я у тебя работаю… может я побуду у прилавка?

-…Ты?..

-Ну… да… - немного смущенно сказал Кар.

-Прости, друг… я бы с радостью, но… You ain’t got no skills!

-Ч-что?

-You ain’t got no skills! Ты еще не опытен.

-Недостат… почему?!..

-Хе!.. Ты когда-нибудь был продавцом?

-Эм, нет, но…

-Но?

-Н… но!

-Хм, хорошая речь, но! Все равно нет.

-Ну Хосе!.. Почему?

-Что «почему»?

-Почему я не могу постоять за прилавком?

-Эх… Кар! Послушай. Пожалуйста! Ты недостаточно опытный. Ну то есть, у тебя прям совсем нет опыта, даже малейшего.

-А если сейчас не разрешишь - то так и не появится.

-Ну я же не смогу уследить за каждым твоим действием и не вытяну тебя из беды…

-Я уже не настолько мелкий, чтобы за каждым моим шагом надо было следить…

-Послушай! В свои четырнадцать я также думал, что достаточно взрослый, чтобы все делать самому, но…

-Хосе… я переплыл через моря, выжил после кораблекрушения и я, по-твоему, не могу немного поуправлять каким-то магазином?

-Как по-мне, то было чистой случайностью, здесь нужно гораздо больше умений, а насчет тебя… You ain’t got no skills!

-Но ведь когда-то я и дышать не умел, но что-то перед тем, как я научился меня никто не останавливал.

-Кар… а знаешь?.. Такой настойчивости я давно не видел и переубедить тебя я вряд ли смог, так что… пускай! Давай! Дерзай! Но магазин мне не разрушь.

-С…спасибо… - продлено с неохотой ответил Кар.

После этого Кар медленно вышел из ресторана. Хосе взял за края стоящую неподалёку бочку, поднес ее к барной стойке и сказал:

-Эх… почему дети так усердно думают, что им не нужен присмотр… загадка… а ведь я тоже когда-то думал… Эх… karamba…

Тем временем Кар мчался по раскаленному песку к магазину и думал:

-«Не уже ли Хосе и правду думает, что я не способен управляться с какой-то парой досок, соединенные друг с другом гвоздями? Я думаю, что просто отдавать и забирать – это не так уж через чур сложно»

Кар дошел до магазина. Он пришел, осмотрелся на месте и сказал:

-Хм… что нужно прежде всего сделать? Ну… наверно почистить руки, да? - продолжал Кар общаться с невидимым собеседником, который на самом деле был его воспоминаниями. - Ну, вроде бы да, так.

Кар зашел за прилавок, а дальше в склад, где повернулся к ржавому умывальником. Кар аккуратно поднес руку к смесителю и покрутил их. Из крана полилась вода. Кар опустил под водяную струю свои крылья и начал из мыть. Это длилось пару секунд. Он их держал под водой, всячески перетирал. Он пристально всматривался в крылья, в каждое перо. Но неожиданно, он начал плавно и медленно переводить свой взгляд на побитое зеркало перед умывальником. Он увидел свое чем-то недовольное лицо. Он вглядывался в него, пытался понять почему оно такое, всматривался в клюв, хохолок, глаза. Потом глубоко вздохнул и опустил глаза. Он смотрел в пол пару мгновений, после чего вновь поднял свои глаза на свое недовольное отражение в зеркале.

-Эх… А ведь отец всегда хотел, чтобы я стал купцом-торговцем… да и я был не против. Путешествовать между деревень, каждый день узнавать что-то… эх… ну продавец — это почти как… как торговец…

После этого Кар с облегчением вздохнул.

После этого он сел за прилавок. Он ждал пока кто-нибудь подойдет. Прошло достаточно много времени.

-Эх… - начал рассуждать Кар. - Я ведь из жителей никого не знаю. И… языка я тоже не знаю. А если я не смогу их понять? Если я им не понравлюсь?.. Нет! Я сам согласился и отстоял свое право работать продавцом! Я буду идти до конца!.. Но… все-же… а если…. Эх… почему все так сложно?.. А может быть Хосе был прав?.. Нет, нет, нет… у всего есть плохая сторона и не нужно сейчас думать о ней… Не… нужно… думать о… Эх… Я не могу об этом не думать… Ну что тебе все неймётся, горе-продавец? Хм.

Вдруг Кар про кое-что вспомнил. Он встал, отошел на склад и через несколько минут вернулся.

-Вот она.

В руке он держал маленькую, легкую зеленую тростниковую трубочку.

-Да, это она. Та самая которую мне Хосе давал, ну тогда… тогда… когда я только сюда попал… вроде совсем недавно было, а вроде и… бесконечность уже успела пройти. Вот с ней-то можно и забыть про все… ну… это.

За такой, казалось бы, незначительный период времени он уже забыл о ней и что с ней надо делать. Он ее некоторое время подержал в руках, повертел, а после этого поднес ее к своему клюву и немногим дунул. От нее издался небольшой свист.

-Ага. Понятно. - сказал Кар, после чего снова нагнулся к трубочке.

Он дунул еще сильнее и еще. Он начал пытаться составлять из этих разбросанных свистящих звуков что-то складное. Он старался воспроизвести песню Хосе о Байе – его родном городе, но он все время не мог подобрать с какой силой дунуть в трубочку в следующий раз.

-Ну вот. Уже… уже получается. - сказал Кар.

Он продолжал пытаться сыграть свою маленькую песню, подбирал все новые и новые звуки. И отвлекся от своего занятия только когда услышал чей-то голос:

-Bem, José, lixo fedido, bituca de cigarro, eu vejo você como sempre atraído por trushebs, filho da puta, em geral, depois que esse tolo Miguel não me deu uma posição em seu restaurante em casa, esse nerd me expulsou, o idiota me assustou, porra, mas e eu? O que quer que ele tenha caído em lágrimas e se jogado do telhado, estava esfarrapado. Bem, droga, eu vim aqui para me instalar nesta loja fodida…

Это был тусклый парень, примерно одного возраста с Хосе и Мигелем. У него были сальные темные волосы и черные солнцезащитные очки. Говорил он на португальском явно хуже и не увереннее чем Хосе и Мигель.

-Эм… кто... ты? - Кар пытался говорит как можно более просто и протяжно, боясь, что гость его не поймет.

-А?! O que?! Эм… Who… Ты кто?! Где этот… Хосе?!

-Он… он ушел… к… к Мигелю.

-Аааагрх! Этот выбленок ушел к этому придурку, который отказал мне в работе и оставил у прилавка гребанную малолетнею тряпку-заику?! Гребанный Хосе! Так ладно! Надо успокоится… дай-ка его сюда!

После этого незнакомец резким движением подошел к кассе. Кар быстро среагировал, подбежал и своим телом накрыл кассу:

-Так! Повторяю последний раз! Кто ты!

После этого Кар судорожно пытался найти что-то опасное по близости, но ничего не нашел и грозно направил на иноземца. Тот, в свою очередь, немного скосив глаза, смотрел на нее.

-Воу, воу, воу. Полегче… амиго. - сквозь зубы выдавил из себя незнакомый гость, явно раздражённо, казалось, что он пытался пародировать Хосе. - Я… я друг… да, друг… Хосе и Мигеля.

-Д-друг?

-Д-д-дру-у-у-г? - сказал незнакомец, насмехаясь на Каром. - Со слухом проблем нет, пискля?

-Нет!

После этого Кар немного подумал, свел факты и резко сказал:

-Ты Эмиль?!

-Воу!.. До тебя дошло, я поражен… Но для удобства зови меня просто… легенда!

-Л-легендой? Почему я должен звать тебя…

-Воу-воу, тихо… я вижу ты обомлел. Великих не встречают каждый день. Не знаешь какие слова подбирать. Это нормально!

-Стой, а это здесь к чему…

-Я сказал тихо… Открой глаза и прозрей. Да, перед тобой, я – Эмиль, угроза всем. Скажи я не плох, хватку не растерял. Сделал то, чего никто не смог!

После этого он быстрым движением снял очки и таким же молниеносным движением снял со спину гитару, а была поменьше чем у Хосе и была более карие цвета.

-И просто зови меня легендой, за подвиги совершенные мной! - начал говорит Эмиль еще быстрее. В тот же миг он начал играть на гитаре. Это у него получалось гораздо хуже, чем у Хосе. - За всю ту… эм… помощь? что сделал для Земли! Наверное, не знаю слова «нет»! Знаешь кто спас всю Мексику от разбоев, разогнал воров? Я это был! И не прощу я много в замен, лишь величай меня легендой! За все то, что совершил! Я просто хотел сделать все красиво! Легендой стать хотел, и я им стал! Легендой! Легендой!

Кар смушенный таким поведением Эмиля, немногим отошел от кассы и между бренчаний Эмиля на его гитаре, сказал:

-А какие это подвиги?..

-Ох, так ты не слыхал о великих совершениях Эмиля?! Ну давай расскажу!

Эмиль неохотно перепрыгнул через прилавок, один раз упал, после чего встал на ноги, пробежался до склада и начал.

-Что же, деточка, как было сказано - я легенда и вы всем мне обязаны! Эм… - Эмиль судорожно оглянулся по сторонам. - Тепло, вода и эм… еда! Дело рук Эмиля - такие дела! На дичь в морях за охотился я - на стол вам упала еда! Так что, деточка, делайте выводы! Я легенда, но это лишь полбеды! Вся история на гитаре моей, ведь участник я ей прямой! Каждый шаг мой записан! Смотри это я, эм… да! И между всех снимков я порхаю как птица!

Эмиль показал обратную сторону своей гитары и на ней было приклеено куча фотографий, разных времен и качества и на всех, в самом эпицентре событий, был дорисован Эмиль в роли храброго спасителя.

-Ну в общем поры бы назвать «легендой», а мир что был создан мной! За прекрасные дары мои - «легендой!» Да и Хосе тоже легенда! За итог всей работы своей! - после этого Эмиль указал на кассу. - И если ты дашь мне ключ от нее! Ну так кто же я?

Кар немного засомневался, что сказать, но потом сказал:

-Эм… легенда?

-Да! Легенда! Хочу, чтоб так величали меня! Легендой! Ну все, до встречи!

После этого Эмиль быстро подбежал к кассе, схватил ее и побежал. Кар быстро опомнился и схватил его за ногу. Эмиль не ожидал такого и от удивления упал. Пока Эмиль был в замешательстве, Кар успел подпрыгнуть к кассе и начать ее доставать из его лап. Но когда Эмиль опомнился он быстрым движением руки оттолкнул Кара так что он врезался в прилавок. Эмиль схватил кассу, встал и побежал, смеясь в след Кару, не обращая внимания на его «Стой! Остановись!». Эмиль уже предвкушал вкус наживы, когда он пересечёт порог магазина, но на его пороге появился… Хосе!

-Это я удачно зашел. - сказал Хосе, после чего дал кулаком со всей силы по лицу Эмиля.

Эмиль отлетел на пол, но со всей силы вцепился в кассу и оттолкнул Хосе ногой.

Хосе упал, но оттолкнулся и упал на Эмиля и начал выхватывать у того кассу. Они сцепились как две разъярённые собаки…

-Отдай её! Вор!

-Ха-ха! Вор? Да твой никчемный работничек сам ее отдал, зачем ты такую зелень взял? Бесхребетный…

После этого Эмиль почувствовал удар кассы об своей лицо. Он заорал, после чего набросился на Хосе сзади и принялся душить. Задыхающийся Хосе еле-как говорил:

-Ах… ты… Puta…

-Puta? Puta? Ja, ¿solo sabes esto, o simplemente no juras, nuestras santas heces? ¿Eres tú y Miguel aún amantes?

-Заткнись, ты тупой…

Неожиданно Хосе нашел силы с резкостью поднять голову, и он попал Эмилю прямо в ключицу. После того как Эмиль от боли ослабил хватку, Хосе не растерявшись ударил ему в лицо с локтя и прокусил ему руки, после чего тот его окончательно выпустил из удушающей хватки. Эмиль попытался нанести Хосе удар, но Хосе его опередил и пробил апперкот, сразу после чего с неистовой скоростью крепкой хваткой прижал его к стене.

-Что бы я больше тебя здесь не видел… - Хосе надавил Эмилю на грудь. - Ты понял?

Из уст Эмиля прозвучало что-то не членораздельное.

-ТЫ ПОНЯЛ?! - Хосе невероятно прижал своей кулак на Эмиля и казалось, что он ему сейчас переломит хоть одно ребро.

-Да! Даа!.. - через силу сказал Эмиль.

Хосе немного помолчал, после чего свел лицо от неприязни, после чего тихо сказал:

-Пшел вон!

После этого он взял Эмиля за плечи и опрокинул его на пол. Эмиль болезненно встал и проговаривая что-то нечленораздельное, убежал. Хосе еще некоторое время смотрел в то место где еще пару секунд назад был Эмиль и что-то шептал. Кар сидел в углу комнаты и боялся что-либо сказать. Хосе постепенно повернулся к Кару и медленно спросил:

-Как… этот… хрен… здесь оказался?!

-Он… он… вошел и… и… сказал что он твой д… друг…

-Наглый лжец.

-…

-Продолжай.

-Ну он и… начал представляться, и… я не углядел… прости, Хосе.

-Нет… не надо извиняться… Ты же ничего не знал о нем… Да и ты быстро начал действовать, когда он схватил кассу… эх…

Хосе присел за прилавок, смотрел в стол и Кар боясь через некоторое время спросил:

-Хосе… а как вы… познакомились?

-Эх… пару лет назад мы с Мигелем ходили в Перуйский университет, ну там с нами на один факультет и этот… эх… попал. Не знаю, как он вообще умудрился пройти экзамен и тем более проучился до конца… почти до конца… В общем, ничего он на парах не делал, большинство прогуливал, всегда ставил себя выше других… быкавал на нас часто… но это были лишь цветочки… на последнем курсе, за пару месяцев до выходных экзаменов он зашел в нашу комнату в общежитии, резко так, без стука, пришел и предложил выпить, сказал что ему нужно взять у нас один доклад, ну и я, по юношеской легкомысленности, поверил, ну в общем и споил он нам эту кашасу. Мигель сразу уснул, а я прилег, уже почти уснул и вижу как эта мразь крадет наши деньги, ну я его схватил… потом на собрании факультета по этому поводу он отнекивался, доставал аргументы из воздуха… а в конце когда даже они кончились… он просто взял и кинулся на нашего декана. И не просто кинулся, а выбил старику зуб. После этого его отстранили.

После этого пару мгновений стояла тишина, никто не мог ничего добавить, но вдруг Хосе повернул голову и сказал:

-Ты достал дудочку?

-Эм… да… - сказал Кар немного смушенно.

-Хм… ну как… получается на ней играть?

-Да, но… хотелось бы уметь и получше.

-Так я научи, раз на то пошло.

-Д-да?

-Конечно. Хочешь на дудочке, хочешь на гитаре… А, стоп. Я же объешал тебе вчера научить языкам? Да?

-Д-да… точно! Я помню.

-А вот я забыл. Ну ничего. После того как подниму Мигеля на ноги, сразу начнем.

-Кстати, а что с Мигелем?

-Ну… он встал… но он все еще очень усталый. Я пришел взять какао, а тут… такое… ну понимаешь.

-Д-да. 

После этого он сходил на склад и вернулся с чайником, банкой какао и… португальско-русским словарём. Он кинул книгу на стол перед Каром. Кар смотрел на нее и думал:

-«То есть я по-твоему должен учиться по этой книге?»

-Ну я пошел. Пока, не унывай и… да. Смотри. - Хосе показал в окно. - Там идет твой первый клиент.

Хосе вышел и сразу после этого вошел большой мужчина, который почти доставал до потолка. Кар быстро спрятал бамбуковые трубочки в тумбу. У него были неровные почти сросшиеся брови, пышные усы и светло-зеленая жилетка с желтой футболкой. Своим громким голосом он сказал:

-Olá, olá amigo !! José me disse aqui que ele está aqui para substituí-lo, certo? Kar? Hein? Ah, meu amigo, preciso de um cano de bambu, né?

-Эм… да? – сказал Кар.

Случилось то, чего он невероятно опасался. Его клиентом стал тот, кто не знал его языка. Кар растерялся, он не знал, что ответить, он быстро бегал глазами, но вдруг… он увидел тот самый словарь. Покоцаная светло-зеленая книжка с кучей закладок и царапин. Кар взял ее и начал быстро ее перелистывать. Через пару секунд звуков падающих друг на друга страниц он с заискиваниями, но невероятной резвостью выдал:

-Hum ... sim ... você pode dizer ... de novo ... ili ... - Кар так и не смог найти как будет «или». -  escreva aqui?

После этого этого Кар протянул клиенту карандаш и лист бумаги. То, что он только что неловко сложил значило «Извините, может сказать заново или написать здесь?»

После этого мужичок быстро выдал:

-Oh, claro, amigo !! Claro que posso.

Он нагнулся и своей макушкой почти достал до Кара. Он начал что-то писать, после чего медленно разогнулся и Кар смог разглядеть листик. На нем достаточно жирным почерком было написано «Palha de bambu, uma peça»

Кар начал быстро перелистовать словарь и оказалось, что palha de bambu - это бамбуковая палочка. Его лицо повеселело, и он резко достал стакан с бамбуковыми палочками, выбрал самую толстую, после чего расплатился. Кар расслабленно упал на стул, а мужичок, уходя из магазина криво выдал «Хороший португальский!»

Кар смотрел в окно и наблюдал как вечер сменяет день, смотрел на убегающие розовые облака и начал говорить:

-Эх… я справился. Не ожидал. А хотя… чего еще можно было ожидать, когда у тебя есть такой наставник как Хосе… без него бы я не справился…

Кар понял кое-что чего до него не доходило в те моменты, когда он грустил по дому. Как бы ему не было плохо Хосе всегда его поддержит. Даже не так.

-Грусть не имеет смысла, когда рядом есть те, кто могут тебя подержать. - вылетело у него изо рта.

Глава 14. mu na na_kuk ur

И вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то, что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже не удивлялся этому так сильно.

Он все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным стал такой разговор перед сном:

-Хорошо… хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком, окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну ты понял, как работает будущее время в английском?

-Ох… - зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.

-Ну, раз ты understand… - зевнул Хосе. - Тогда наверно пора спать.

-Спать? Как спать? Время же всего… - после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…

-Спать. - прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.

-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.

-Go in your bad, young man.

-Okay, okay…

После этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его на стену, напротив своей кровати.

Он лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со временем, не заметно для себя, Кар засыпал.

На утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время магазин, был на Каре.

-О да эм… Sim claro. Nós temos - сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.

Время от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар сказал:

-é isso? (Вот это?) - спросил Кар.

-Obrigada! (Блогадарю!) - ответила женщина.

Кар вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:

-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в магазин Хосе.

-Jose! - весело кинул ему в ответ Кар.

-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)

-Milky Way!

-Yeah, lemme also get a… (Да! Еще дай мне…)

-El Comercio!

-And a… (И…)

-Perú.21!

-And most important… (И еще самое главное…)

-Miguel’ second coffee, one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)

И после этого оба подхватили:

-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)

-The fastest learner! (Быстрее всех учись!) – сказал Хосе.

-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.

- Miguel can’t keep me on the damn back burner! (Я не могу все время помогать Мигелю!)

- Yes, he can (Вообще-то можешь)

- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)

-What?! (Что?!)

- You still ain’t got no skills!

После этого Хосе схватил вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и выдал тихую, но уверенную:

-Ха!..

Кар больше не чувствовал себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя частью этого теплого перуанского мира.

В течение остатка дня особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре. Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня, разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот чудесный пейзаж.

-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего особенного, но… черт, как же он прекрасен. - тихо проговаривал Кар закатывая глаза.

Кар почувствовал, что его тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно смыкаться.

-Так! - уверенно сказал Кар, после первого зевка. - Не время спать!

Кар быстро собрался и достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.

-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.

Тут же он достал из ящика стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока он его до листает.

-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до незамысловатой мелодии.

И вот Кар представил в плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.

-mu… na… - пока Кар играл он еще тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага, понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…

Кар пару раз попытался высвистеть эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал больше нежен на слух, Кар сказал:

-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...

На звуке I’a он задержался и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».

-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.

Тихий прежде магазин наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия ударила в уши как надвигающийся ураган.

-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.

Дудочка вылетела у него из рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.

-Ну почему?! - расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся ураганов?!

Кар почувствовал, что его сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно. Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.

Кар начал медленно дышать. Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:

- mu na na_kuk…

Кар вновь посмотрел на дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас, весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь старый чемодан.

Он огляделся. Чемодан его отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем, скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как можно меньше вспоминать о старой.

Кар посмотрел в окно, а после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации, дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции, переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.

Неожиданно по магазину раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.

-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.

-Ну да, пытаюсь… - застеснялся Кар.

-Ну и что? Как успехи?

-Ну… неплохо?

-А почему так неуверенно?

-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…

-Ну я могу. - прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.

-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…

-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.

-Нет, спасибо, Хосе, не надо…

-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…

После Хосе поставил на прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.

-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.

-Да.

-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.

-Да не за что. - слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в лучшую сторону. - И что дальше?

-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда, кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил кое-что…

-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.

-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить… пойдешь со мной собирать?!

-Д-да… конечно!

-Ну и превосходно.

-Когда пойдем?

-Ну не знаю часа через два может быть.

-Через два? Х-хорошо.

-Ну пока есть время отсидеться.

Хосе встал по середине комнаты, осмотрелся и сказал:

-Так, погоди, я сейчас.

Он отошел на склад и его не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая волной прошлась по столу и осела на полу.

-Вот.

-Хосе… что это?

-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило выпросить его у старика.

-И… что он делает?

-Сейчас увидишь.

После Хосе отошел обратно к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью «Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами на гитаре.

Пока Кар присматривался к граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту, покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.

И вот Хосе снял чайник с плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться, и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его содержимое.

-Налитай! - сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.

-Х-хорошо…

Кар нехотя взял кружку, из которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом, Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:

-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх… его вкус напоминает мне Бразилию… - после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил. - А почему ты не пьешь?

-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.

-Эх… зря… знаешь? - резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь. Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…

-Рыба… - грустно сказал Кар.

-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.

-Да. - быстро и закончено сказал Кар.

Кар знал про цингу из письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц, но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.

Кару от таких мыслей сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца, которое как часы отсчитывало время.

В мире столько бед и ты можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться, но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все, все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце, где страдания повторяются вновь и вновь…

Кар сам не заметил, как начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него такой сильный эмоциональный эффект.

Неожиданно Кар почувствовал, что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.

-Хм. - быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу, ты уже все выпил?

-Да… ты был прав. - более радостно сказал Кар. - И в правду… привыкаешь… со временем.

Кар решил, как всегда, не делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.

-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?

-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.

Через пару минут комнату вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию. Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.

-Минуту. Я сейчас. - сказал Хосе.

Он поставил чащу на стол и направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.

-Why why can't we love again?

Why why are you shy on love... - спустя пару секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

Why why don't you open your heart?

Why why are we so far apart?

If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

I just want your loving arms around me, yeah

I got to find a way to make you take me back

Baby won't you tell me

Why why why why are we so far apart?

Песня очень нравилась Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.

-Хосе! - сказал он.

-А, что?

-А кто это поет?

-Это? Это The Beatles - британская группа, очень популярная там… в Англии.

Взглядом Хосе показал в самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.

-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили альбом в Бразилии, это прямо новинка.

-А откуда он, этот… альбом, у тебя?

-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе, ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь покажешь свои успехи по игре на дудочке?

-Ну… - Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это постыдным. - Я даже не знаю…

-Ну, ну… давай же.

Хосе смотрел на него настроенными на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.

-Эх… - Кар многозначно посмотрел в окно. - эх… давай.

Кар сказал это настолько тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:

-Прекрасно! - Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.

Кар нехотя взял из рук Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.

-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…

-Ну?

-Ага. Сейчас.

Кар приложил дудочку к клюву и уже через нее тихо проговаривал:

-kay nin.tas… ka_sa pa_kan… huc ca ki…

Он начал медленно закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка поперхнулся матэ.

Легкая, на первый взгляд, мелодия превосходно исходила из уст Кара.

Через минуту, когда он отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но отпустило, он сказал:

-Это… не плохо… очень даже неплохо…

-С… спасибо. – застеснялся Кар.

-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?

-Да… да. За пару недель.

-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.

-Да нет. - с небольшим унылым смешком сказал Кар. - Хватит.

-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.

-Не верю.

-Поверь.

-Да нет.

-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было… неплохо. Даже… хорошо.

Полуоткрытые, до этого, глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.

-Хорошо? Ты так думаешь?

-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо отдохнуть, выпей матэ.

После этого Хосе подтолкнул к нему кружку. Кар со смешком сказал:

-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.

-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?

-Да… а хотя, только от нервов…

-Нервов? Каких нервов?

-Эээ…

Кар вдруг понял, что неожиданно для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.

Он начал тянуть свою «эээ» настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».

-О! Смотри. - сказал Хосе.

После этого он быстро, как будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять вечера.

-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу рюкзак.

После этого Хосе молнией скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.

-«Выкрутился.» - подумал про себя Кар, смотрел на стоп. - «Еще немного и…»

Кар не успел нормально закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки, которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их от того чтобы порвать всю сумку за раз.

-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.

-Хорошо.

-Ну что? Пойдем?

-Пошли.

После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.

И вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то, что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже не удивлялся этому так сильно.

Он все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным стал такой разговор перед сном:

-Хорошо… хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком, окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну ты понял, как работает будущее время в английском?

-Ох… - зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.

-Ну, раз ты understand… - зевнул Хосе. - Тогда наверно пора спать.

-Спать? Как спать? Время же всего… - после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…

-Спать. - прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.

-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.

-Go in your bad, young man.

-Okay, okay…

После этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его на стену, напротив своей кровати.

Он лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со временем, не заметно для себя, Кар засыпал.

На утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время магазин, был на Каре.

-О да эм… Sim claro. Nós temos - сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.

Время от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар сказал:

-é isso? (Вот это?) - спросил Кар.

-Obrigada! (Блогадарю!) - ответила женщина.

Кар вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:

-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в магазин Хосе.

-Jose! - весело кинул ему в ответ Кар.

-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)

-Milky Way!

-Yeah, lemme also get a… (Да! Еще дай мне…)

-El Comercio!

-And a… (И…)

-Perú.21!

-And most important… (И еще самое главное…)

-Miguel’ second coffee, one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)

И после этого оба подхватили:

-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)

-The fastest learner! (Быстрее всех учись!) – сказал Хосе.

-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.

- Miguel can’t keep me on the damn back burner! (Я не могу все время помогать Мигелю!)

- Yes, he can (Вообще-то можешь)

- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)

-What?! (Что?!)

- You still ain’t got no skills!

После этого Хосе схватил вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и выдал тихую, но уверенную:

-Ха!..

Кар больше не чувствовал себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя частью этого теплого перуанского мира.

В течение остатка дня особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре. Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня, разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот чудесный пейзаж.

-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего особенного, но… черт, как же он прекрасен. - тихо проговаривал Кар закатывая глаза.

Кар почувствовал, что его тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно смыкаться.

-Так! - уверенно сказал Кар, после первого зевка. - Не время спать!

Кар быстро собрался и достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.

-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.

Тут же он достал из ящика стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока он его до листает.

-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до незамысловатой мелодии.

И вот Кар представил в плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.

-mu… na… - пока Кар играл он еще тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага, понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…

Кар пару раз попытался высвистеть эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал больше нежен на слух, Кар сказал:

-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...

На звуке I’a он задержался и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».

-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.

Тихий прежде магазин наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия ударила в уши как надвигающийся ураган.

-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.

Дудочка вылетела у него из рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.

-Ну почему?! - расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся ураганов?!

Кар почувствовал, что его сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно. Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.

Кар начал медленно дышать. Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:

- mu na na_kuk…

Кар вновь посмотрел на дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас, весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь старый чемодан.

Он огляделся. Чемодан его отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем, скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как можно меньше вспоминать о старой.

Кар посмотрел в окно, а после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации, дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции, переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.

Неожиданно по магазину раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.

-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.

-Ну да, пытаюсь… - застеснялся Кар.

-Ну и что? Как успехи?

-Ну… неплохо?

-А почему так неуверенно?

-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…

-Ну я могу. - прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.

-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…

-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.

-Нет, спасибо, Хосе, не надо…

-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…

После Хосе поставил на прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.

-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.

-Да.

-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.

-Да не за что. - слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в лучшую сторону. - И что дальше?

-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда, кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил кое-что…

-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.

-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить… пойдешь со мной собирать?!

-Д-да… конечно!

-Ну и превосходно.

-Когда пойдем?

-Ну не знаю часа через два может быть.

-Через два? Х-хорошо.

-Ну пока есть время отсидеться.

Хосе встал по середине комнаты, осмотрелся и сказал:

-Так, погоди, я сейчас.

Он отошел на склад и его не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая волной прошлась по столу и осела на полу.

-Вот.

-Хосе… что это?

-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило выпросить его у старика.

-И… что он делает?

-Сейчас увидишь.

После Хосе отошел обратно к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью «Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами на гитаре.

Пока Кар присматривался к граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту, покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.

И вот Хосе снял чайник с плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться, и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его содержимое.

-Налитай! - сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.

-Х-хорошо…

Кар нехотя взял кружку, из которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом, Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:

-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх… его вкус напоминает мне Бразилию… - после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил. - А почему ты не пьешь?

-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.

-Эх… зря… знаешь? - резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь. Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…

-Рыба… - грустно сказал Кар.

-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.

-Да. - быстро и закончено сказал Кар.

Кар знал про цингу из письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц, но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.

Кару от таких мыслей сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца, которое как часы отсчитывало время.

В мире столько бед и ты можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться, но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все, все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце, где страдания повторяются вновь и вновь…

Кар сам не заметил, как начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него такой сильный эмоциональный эффект.

Неожиданно Кар почувствовал, что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.

-Хм. - быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу, ты уже все выпил?

-Да… ты был прав. - более радостно сказал Кар. - И в правду… привыкаешь… со временем.

Кар решил, как всегда, не делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.

-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?

-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.

Через пару минут комнату вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию. Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.

-Минуту. Я сейчас. - сказал Хосе.

Он поставил чащу на стол и направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.

-Why why can't we love again?

Why why are you shy on love... - спустя пару секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

Why why don't you open your heart?

Why why are we so far apart?

If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

I just want your loving arms around me, yeah

I got to find a way to make you take me back

Baby won't you tell me

Why why why why are we so far apart?

Песня очень нравилась Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.

-Хосе! - сказал он.

-А, что?

-А кто это поет?

-Это? Это The Beatles - британская группа, очень популярная там… в Англии.

Взглядом Хосе показал в самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.

-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили альбом в Бразилии, это прямо новинка.

-А откуда он, этот… альбом, у тебя?

-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе, ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь покажешь свои успехи по игре на дудочке?

-Ну… - Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это постыдным. - Я даже не знаю…

-Ну, ну… давай же.

Хосе смотрел на него настроенными на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.

-Эх… - Кар многозначно посмотрел в окно. - эх… давай.

Кар сказал это настолько тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:

-Прекрасно! - Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.

Кар нехотя взял из рук Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.

-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…

-Ну?

-Ага. Сейчас.

Кар приложил дудочку к клюву и уже через нее тихо проговаривал:

-kay nin.tas… ka_sa pa_kan… huc ca ki…

Он начал медленно закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка поперхнулся матэ.

Легкая, на первый взгляд, мелодия превосходно исходила из уст Кара.

Через минуту, когда он отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но отпустило, он сказал:

-Это… не плохо… очень даже неплохо…

-С… спасибо. – застеснялся Кар.

-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?

-Да… да. За пару недель.

-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.

-Да нет. - с небольшим унылым смешком сказал Кар. - Хватит.

-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.

-Не верю.

-Поверь.

-Да нет.

-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было… неплохо. Даже… хорошо.

Полуоткрытые, до этого, глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.

-Хорошо? Ты так думаешь?

-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо отдохнуть, выпей матэ.

После этого Хосе подтолкнул к нему кружку. Кар со смешком сказал:

-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.

-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?

-Да… а хотя, только от нервов…

-Нервов? Каких нервов?

-Эээ…

Кар вдруг понял, что неожиданно для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.

Он начал тянуть свою «эээ» настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».

-О! Смотри. - сказал Хосе.

После этого он быстро, как будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять вечера.

-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу рюкзак.

После этого Хосе молнией скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.

-«Выкрутился.» - подумал про себя Кар, смотрел на стоп. - «Еще немного и…»

Кар не успел нормально закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки, которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их от того чтобы порвать всю сумку за раз.

-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.

-Хорошо.

-Ну что? Пойдем?

-Пошли.

После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.

И вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то, что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже не удивлялся этому так сильно.

Он все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным стал такой разговор перед сном:

-Хорошо… хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком, окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну ты понял, как работает будущее время в английском?

-Ох… - зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.

-Ну, раз ты understand… - зевнул Хосе. - Тогда наверно пора спать.

-Спать? Как спать? Время же всего… - после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…

-Спать. - прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.

-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.

-Go in your bad, young man.

-Okay, okay…

После этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его на стену, напротив своей кровати.

Он лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со временем, не заметно для себя, Кар засыпал.

На утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время магазин, был на Каре.

-О да эм… Sim claro. Nós temos - сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.

Время от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар сказал:

-é isso? (Вот это?) - спросил Кар.

-Obrigada! (Блогадарю!) - ответила женщина.

Кар вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:

-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в магазин Хосе.

-Jose! - весело кинул ему в ответ Кар.

-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)

-Milky Way!

-Yeah, lemme also get a… (Да! Еще дай мне…)

-El Comercio!

-And a… (И…)

-Perú.21!

-And most important… (И еще самое главное…)

-Miguel’ second coffee, one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)

И после этого оба подхватили:

-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)

-The fastest learner! (Быстрее всех учись!) – сказал Хосе.

-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.

- Miguel can’t keep me on the damn back burner! (Я не могу все время помогать Мигелю!)

- Yes, he can (Вообще-то можешь)

- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)

-What?! (Что?!)

- You still ain’t got no skills!

После этого Хосе схватил вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и выдал тихую, но уверенную:

-Ха!..

Кар больше не чувствовал себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя частью этого теплого перуанского мира.

В течение остатка дня особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре. Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня, разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот чудесный пейзаж.

-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего особенного, но… черт, как же он прекрасен. - тихо проговаривал Кар закатывая глаза.

Кар почувствовал, что его тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно смыкаться.

-Так! - уверенно сказал Кар, после первого зевка. - Не время спать!

Кар быстро собрался и достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.

-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.

Тут же он достал из ящика стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока он его до листает.

-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до незамысловатой мелодии.

И вот Кар представил в плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.

-mu… na… - пока Кар играл он еще тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага, понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…

Кар пару раз попытался высвистеть эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал больше нежен на слух, Кар сказал:

-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...

На звуке I’a он задержался и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».

-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.

Тихий прежде магазин наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия ударила в уши как надвигающийся ураган.

-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.

Дудочка вылетела у него из рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.

-Ну почему?! - расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся ураганов?!

Кар почувствовал, что его сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно. Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.

Кар начал медленно дышать. Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:

- mu na na_kuk…

Кар вновь посмотрел на дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас, весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь старый чемодан.

Он огляделся. Чемодан его отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем, скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как можно меньше вспоминать о старой.

Кар посмотрел в окно, а после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации, дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции, переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.

Неожиданно по магазину раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.

-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.

-Ну да, пытаюсь… - застеснялся Кар.

-Ну и что? Как успехи?

-Ну… неплохо?

-А почему так неуверенно?

-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…

-Ну я могу. - прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.

-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…

-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.

-Нет, спасибо, Хосе, не надо…

-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…

После Хосе поставил на прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.

-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.

-Да.

-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.

-Да не за что. - слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в лучшую сторону. - И что дальше?

-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда, кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил кое-что…

-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.

-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить… пойдешь со мной собирать?!

-Д-да… конечно!

-Ну и превосходно.

-Когда пойдем?

-Ну не знаю часа через два может быть.

-Через два? Х-хорошо.

-Ну пока есть время отсидеться.

Хосе встал по середине комнаты, осмотрелся и сказал:

-Так, погоди, я сейчас.

Он отошел на склад и его не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая волной прошлась по столу и осела на полу.

-Вот.

-Хосе… что это?

-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило выпросить его у старика.

-И… что он делает?

-Сейчас увидишь.

После Хосе отошел обратно к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью «Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами на гитаре.

Пока Кар присматривался к граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту, покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.

И вот Хосе снял чайник с плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться, и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его содержимое.

-Налитай! - сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.

-Х-хорошо…

Кар нехотя взял кружку, из которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом, Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:

-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх… его вкус напоминает мне Бразилию… - после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил. - А почему ты не пьешь?

-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.

-Эх… зря… знаешь? - резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь. Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…

-Рыба… - грустно сказал Кар.

-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.

-Да. - быстро и закончено сказал Кар.

Кар знал про цингу из письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц, но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.

Кару от таких мыслей сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца, которое как часы отсчитывало время.

В мире столько бед и ты можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться, но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все, все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце, где страдания повторяются вновь и вновь…

Кар сам не заметил, как начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него такой сильный эмоциональный эффект.

Неожиданно Кар почувствовал, что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.

-Хм. - быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу, ты уже все выпил?

-Да… ты был прав. - более радостно сказал Кар. - И в правду… привыкаешь… со временем.

Кар решил, как всегда, не делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.

-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?

-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.

Через пару минут комнату вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию. Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.

-Минуту. Я сейчас. - сказал Хосе.

Он поставил чащу на стол и направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.

-Why why can't we love again?

Why why are you shy on love... - спустя пару секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

Why why don't you open your heart?

Why why are we so far apart?

If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

I just want your loving arms around me, yeah

I got to find a way to make you take me back

Baby won't you tell me

Why why why why are we so far apart?

Песня очень нравилась Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.

-Хосе! - сказал он.

-А, что?

-А кто это поет?

-Это? Это The Beatles - британская группа, очень популярная там… в Англии.

Взглядом Хосе показал в самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.

-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили альбом в Бразилии, это прямо новинка.

-А откуда он, этот… альбом, у тебя?

-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе, ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь покажешь свои успехи по игре на дудочке?

-Ну… - Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это постыдным. - Я даже не знаю…

-Ну, ну… давай же.

Хосе смотрел на него настроенными на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.

-Эх… - Кар многозначно посмотрел в окно. - эх… давай.

Кар сказал это настолько тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:

-Прекрасно! - Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.

Кар нехотя взял из рук Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.

-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…

-Ну?

-Ага. Сейчас.

Кар приложил дудочку к клюву и уже через нее тихо проговаривал:

-kay nin.tas… ka_sa pa_kan… huc ca ki…

Он начал медленно закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка поперхнулся матэ.

Легкая, на первый взгляд, мелодия превосходно исходила из уст Кара.

Через минуту, когда он отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но отпустило, он сказал:

-Это… не плохо… очень даже неплохо…

-С… спасибо. – застеснялся Кар.

-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?

-Да… да. За пару недель.

-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.

-Да нет. - с небольшим унылым смешком сказал Кар. - Хватит.

-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.

-Не верю.

-Поверь.

-Да нет.

-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было… неплохо. Даже… хорошо.

Полуоткрытые, до этого, глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.

-Хорошо? Ты так думаешь?

-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо отдохнуть, выпей матэ.

После этого Хосе подтолкнул к нему кружку. Кар со смешком сказал:

-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.

-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?

-Да… а хотя, только от нервов…

-Нервов? Каких нервов?

-Эээ…

Кар вдруг понял, что неожиданно для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.

Он начал тянуть свою «эээ» настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».

-О! Смотри. - сказал Хосе.

После этого он быстро, как будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять вечера.

-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу рюкзак.

После этого Хосе молнией скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.

-«Выкрутился.» - подумал про себя Кар, смотрел на стоп. - «Еще немного и…»

Кар не успел нормально закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки, которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их от того чтобы порвать всю сумку за раз.

-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.

-Хорошо.

-Ну что? Пойдем?

-Пошли.

После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.

И вот прошла еще три недели. Кар уже успел освоится и привыкнуть к жизни в Перу, то, что было для него чем-то неизведанным поначалу, со временем приелось и он уже не удивлялся этому так сильно.

Он все меньше и меньше стеснялся местных жителей, будучи продавцом он уже успел привыкнуть и к их внешности, и к их латинской речи и языкам. Он уже сам, вместе с Хосе, успел освоить азы португальского языка и немного английского, и обычным стал такой разговор перед сном:

-Хорошо… хорошо… - устало и сонно сказал Хосе, сидя перед прилавком, окутанный красным светом тусклой лампы. - Ну ты понял, как работает будущее время в английском?

-Ох… - зевнул Кар, сидя напротив Хосе, и держащий в руках покоцанный словарь. - Ну… да… да… вроде понял… yes, I understand.

-Ну, раз ты understand… - зевнул Хосе. - Тогда наверно пора спать.

-Спать? Как спать? Время же всего… - после Кар смотрел на часы, на которых была уже половина часа ночи. - Ну… да. Хотелось бы еще немного…

-Спать. - прервал его Хосе, после чего звонко зевнул.

-Ну раз спать… то спать. - говорил Кар.

-Go in your bad, young man.

-Okay, okay…

После этого Кар сложил словарь и направился к кровати в дальнем углу склада. Хоть склад еще был таинственным и жидковатым, но он уже не так сильно пугал, как в самый первый раз. Он доходил до кровати и ложился. За эти три недели Кар успел заинтересоваться географией и поэтому он где-то на складе раздобыл атлас, который по словам Хосе не выносился из шкафа с тех пор, как тот ходил в университет, и Кар повесил его на стену, напротив своей кровати.

Он лежал и смотрел на него и прокручивал в голове, сколько всего неизведанного есть в этом мире. Смотрел на материки, их столицы, моря, океаны, горы… И со временем, не заметно для себя, Кар засыпал.

На утро Хосе всегда куда-то уходил и возвращался ближе к полудню. Все это время магазин, был на Каре.

-О да эм… Sim claro. Nós temos - сказал на португальском, сидящий у прилавка, Кар.

Время от времени заходили покупатели и Кар мог с помощью разговора с ними улучшить свои знания португальского языка. И вот после этого Кар отошел в подсобку и вернулся примерно через минуту. В руках у него была тонкий альбом с выцветшей обложкой, а на нем надпись «Jailhouse Rock», а на обложки альбома на красном в прошлом, ныне на розовом фоне жизнерадостно улыбался парень. Запихиваюсь Кар сказал:

-é isso? (Вот это?) - спросил Кар.

-Obrigada! (Блогадарю!) - ответила женщина.

Кар вручил ей тот самый альбом и на прилавок с треском упали медные монеты. Женщина ушла, а Кар после того, как запихнул деньги в кассу, упал на спинку стула и расслабился, его глаза начали медленно закрываться. Но не успел он толком насладится пылающим солнцем, как он в туже секунду резко открыл глаза:

-You ain’t got no skills! - резко сказал резко вошедший в магазин Хосе.

-Jose! - весело кинул ему в ответ Кар.

-Yo, lemme get а… (Йоу, дай мне…)

-Milky Way!

-Yeah, lemme also get a… (Да! Еще дай мне…)

-El Comercio!

-And a… (И…)

-Perú.21!

-And most important… (И еще самое главное…)

-Miguel’ second coffee, one cream! (Кофе со сливками для Мигеля)

И после этого оба подхватили:

-Five sugars! (Пять кусков сахаров!)

-The fastest learner! (Быстрее всех учись!) – сказал Хосе.

-What?! (Что?!) - воскликнул Кар.

- Miguel can’t keep me on the damn back burner! (Я не могу все время помогать Мигелю!)

- Yes, he can (Вообще-то можешь)

- I’m makin’ moves, I’m makin’, but guess what? (Я побегу, я помогу, но знаешь что?)

-What?! (Что?!)

- You still ain’t got no skills!

После этого Хосе схватил вываленные покупки и ушел. А Кар облокотился на стол, легонько улыбнулся и выдал тихую, но уверенную:

-Ха!..

Кар больше не чувствовал себя чужаком, он не чувствовал, что он пришел в чужой монастырь, он спустя большое время наконец почувствовал себя на своем месте, почувствовал себя частью этого теплого перуанского мира.

В течение остатка дня особо ничего сверхъестественного не происходило. Кар время от времени обслуживал посетителей, а пока рядом никого не было пробывал играть на гитаре. Так прошел один час, за ним другой. Дело клонило к вечеру и вот Кар обслужив очередного покупателя, Кар тихонько тронулся к двери закрыл ее. Внезапно он мимолетно бросил взгляд на окно. Был вечер и поэтому ярко-голубое небо стало светло-оранжевым. Кару очень нравилось, когда небо принимает именно такой оттенок. Все вокруг становилось пастельным и рыжим. Песок становился как пылающий искрящий огонь. Жизнь в активной деревне сбавляла свои обороты и улицы становились тихими. Все что нарушало чудесную тишину – это свист моря. Море стало оранжево-багровым. Переливаясь из стороны в сторону, от камня до камня, разбиваясь об берег и разбавлюсь гласом звонких чаек. Кар засмотрелся на этот чудесный пейзаж.

-Это просто… новое чудо света. Обычный закат, ничего особенного, но… черт, как же он прекрасен. - тихо проговаривал Кар закатывая глаза.

Кар почувствовал, что его тянет в сон. Он начал тихо скатываться в бок, глаза произвольно начали медленно смыкаться.

-Так! - уверенно сказал Кар, после первого зевка. - Не время спать!

Кар быстро собрался и достал из-за стола маленькую бледно-зеленую тростниковую дудочку.

-Ну… что же… начнем! - медленно и тихо проговорил Кар с ноткой импатии в голосе.

Тут же он достал из ящика стола пыльный нотный журнал на португальском. Кар начал судорожно и азартно перелистывать страницы. На его лице появилась невольная улыбка. Пока он листал старые выцветшие листы с нарисованными на них маленькими нотами и латинскими подписям снизу строк с песнями, казалось, что весь мир замирал в ожидании пока он его до листает.

-Ага… вот. – на полу-вдохе сказал Кар до листав до незамысловатой мелодии.

И вот Кар представил в плотную к тесно сжатым зубам дудочку, дал себе кивком знак что он уже готов и начал тихонько проходится по нотам и пытаясь их как можно лучше высвистеть.

-mu… na… - пока Кар играл он еще тихонько, сквозь зубы, проговаривал ноты. - Ага, понятно… mu na na_kuk… na_kuk западает…

Кар пару раз попытался высвистеть эту непростую ноту как следует и когда по звучанию этот легкий свист стал больше нежен на слух, Кар сказал:

-Ну. Вроде неплохо… Да, неплохо. - после этого продолжил высвистывать звуки и параллельно проговаривать их. - mu na na_kuk ur – pi I’a!...

На звуке I’a он задержался и пропивал, и просвистывал его дольше остальных. После он ненадолго вынул трость из клюва, ‘отдышался и продолжил свой «концерт».

-I’a_kin ppu-tin an-cin wa.kan nin_tas ka_sa huc ca… - после этого Кар перестал выговаривать ноты и начал все быстрее и увереннее, с полной отдачей делу, играть мелодию.

Тихий прежде магазин наполнило обилие звонких и мелодичных звуков, которые сначала неуверенно шли порознь, но потом они начали переплетаться и стали одним целым – музыкой. Весь мир как будто замер, а Кар начал потихоньку подниматься к потолку, мелодия ударила в уши как надвигающийся ураган.

-Агрх! – неожиданно выкрикнул Кар.

Дудочка вылетела у него из рук. Опять он вспомнил ураган. Тот страшный день никак не хотел выходить из его памяти, а свист этой громкой свирепой бушующей стихии был тем, чего Кар как ничего боялся. Кар сидел на полу, тяжело дышал, его глаза источали безысходность и страх. Сильный страх. Как будто весь страх, который был у него в душе собрали вместе, скомкали и теперь эти черные бездушные комы были у него вместо зрачков.

-Ну почему?! - расерженно закричал Кар сменив страх на ярость. - Почему я не могу выкинуть из головы этот чертов день?! Этот чертов свист?! Эти чертовы волны?! Почему?! Я буду теперь до конца жизни боятся ураганов?!

Кар почувствовал, что его сердце екнуло, а в душе у него был камень, который, казалось, тянул его на дно. Он отказывался верить, что все то что было с ним тогда было на самом деле. Он просто смотрел на дудочку его глаза показывали никакую из известных ему эмоций.

Кар начал медленно дышать. Ничего в магазине не было слышно кроме его дыхания. Наступила практически абсолютная тишина. Неожиданно Кар начал тихо, почти не разбираемо, говорить:

- mu na na_kuk…

Кар вновь посмотрел на дудочку, глубоко вздохнул и решил, что ураган позади и пока в его жизни все хорошо, надо этим дорожить. Кару конечно нравилось чувствовать себя частью этой жизни, здесь, в Перу, но это также накладывало определенную категорию страха, который он испытывал исходя из своего прошлого опыта: страх того, что прямо сейчас, весь этот мир, где он чувствует себя в покое, развалится, оставив Кару лишь старый чемодан.

Он огляделся. Чемодан его отца стоял в самом темном углу магазина. Он за все это время забыл о нем, скорее всего потому что, окунувшись в новую жизнь, он решил, что нужно как можно меньше вспоминать о старой.

Кар посмотрел в окно, а после вновь на дудочку. Взгляд на нее давал немного зрительной информации, дудка и дудка, ничего необычного, но ментально взгляд на такой незначительный момент давал многое. Он смотрел на нее, смотрел не прекращая. Она помогала ему завершить его мысль. Дудочка как будто связывала его с этим моментом, с его реальностью. Когда он на ней играл все его внимание, амбиции, страхи, эмоции, переживания, все это выходила в игру на дудке. Кар медленно приложил ее к клюву и начал медленно играть на ней. Тонкий мелодичный свист разлетелся по комнате.

Неожиданно по магазину раздулся ветерок и в магазин ворвался Хосе. У него было достаточно веселое лицо.

-Ну что, тренируешься? - сказал Хосе, явно указав своим добродушным взглядом на дудочку.

-Ну да, пытаюсь… - застеснялся Кар.

-Ну и что? Как успехи?

-Ну… неплохо?

-А почему так неуверенно?

-Ну просто я не знаю кто мог был оценить…

-Ну я могу. - прозаично сказал Хосе, быстрой хореографией сев на стул.

-Да нет, Хосе, не надо, я не хочу отвлекать тебя…

-Ну брось. Если я не оценю, никто не оценит.

-Нет, спасибо, Хосе, не надо…

-Ну как знаешь. В общем, зачем я пришел…

После Хосе поставил на прилавок внушительный пакет, который Кар до этого не замечал.

-Я только-только от старика О’Брауна, ну помнишь его? - спросил Хосе.

-Да.

-Ну так вот. Я только пришел от него, вот ты меня очень выручаешь, я теперь могу ходить к нему днем, не боясь за магазин.

-Да не за что. - слегка смущенно сказал Кар. Ему было приятно что от него что-то изменилось в лучшую сторону. - И что дальше?

-Он половину заказа оставил в порте недалеко отсюда, кажется, в Эквадоре. - неуверенно вспоминал Хосе. - И к ночи уже вернется со второй половиной и попросил кое-что…

-Что?.. Ч-что он… попросил? - удивился Кар.

-Там в Эквадор заинтересовались перуанским какао, и капитан попросил до завтра принести ему пару мешков и… я хотел спросить… пойдешь со мной собирать?!

-Д-да… конечно!

-Ну и превосходно.

-Когда пойдем?

-Ну не знаю часа через два может быть.

-Через два? Х-хорошо.

-Ну пока есть время отсидеться.

Хосе встал по середине комнаты, осмотрелся и сказал:

-Так, погоди, я сейчас.

Он отошел на склад и его не было примерно пять минут. Из кладовой доставался только какой-то шорох. И вот Хосе вернулся, но Кар не сразу смог разглядеть его лицо. В руках у Хосе был какой-то странный, громадный и странно-выглядевший агрегат. Это была деревянная коробка, от которой отходила массивная ручка, от ящика отходила длинная игла, а сверху которой стояла большой металлический рог. Хосе подошел поближе к Кару и грохнул этот прибор прямо на стол, от него сразу разлетелась пыль, которая волной прошлась по столу и осела на полу.

-Вот.

-Хосе… что это?

-Граммофон, ты не представляешь каких усилий мне стоило выпросить его у старика.

-И… что он делает?

-Сейчас увидишь.

После Хосе отошел обратно к пакету и начал его перебирать. В итоге он достал алый альбом с белой надписью «Cry for a Shadow», после понес его к граммофону, открыл и достал из него черный приплюснутый диск и поставил его на деревянный ящик. Он навел на диск ту самую иглу, покрутил ручку и диск начал вращаться. После он начал издавать странный тертый звук. Кар до сих пор не понимал, что это. Через пару секунд шум теренья стал стихать, а ему на место встала приятная мелодия, наполненная резкими аккордами на гитаре.

Пока Кар присматривался к граммофону и к тому, как пластинка, Хосе приплясывая уже возвращался из подсобки. В руках он нес старую переносную печь, овальный чайник с парой вмятин и пару странных овальных кружек, в которых колыхалась пара трубочек. Он поставил это все на стол и начал кипятить чайник. Он поставил чайник на плиту, покрутил маленькую черную ручку внизу печи и через пару секунд из мягких рыжих искр появился еле видный синеватый и слегка красный у корней, огонь. Прошло пару минут, как чайник начал издавать бурлукующие и свистящие звуки.

И вот Хосе снял чайник с плиты и начал разливать кипяток в кружки, заполненные зеленью. Кружки начали наполняться, и вода в них стала токсично-желтого цвета, местами зеленого, комната медленно наполнялась едким еле-видным, но очень зловонным, дымом. Спустя какое-то время, когда запах начал стихать, Хосе радостно взял один из стаканов и резко начал пить его содержимое.

-Налитай! - сказал он. - Это матэ! Бразильский травиной чай из листьев падуба.

-Х-хорошо…

Кар нехотя взял кружку, из которой до сих пор шла небольшая дымка. Пока Хосе неспеша наслаждался вкусом, Кар понемногу осторожно отпивал. Вкус Кару показался специфическим, травянистым и слегка горьковатым. Через примерно десять минут, дым от матэ наконец рассеялся, а довольный Хосе резко откинув кружку и сказал:

-Эх… давно не пил матэ… а зря, от стресса самое то… эх… его вкус напоминает мне Бразилию… - после этого Хосе наконец свел свой блуждающий в потолке взгляд на Кара и спросил. - А почему ты не пьешь?

-Ну… даже не знаю… мне не понравилось.

-Эх… зря… знаешь? - резко сказал Хосе. - Если достаточно много выпить, то быстро привыкаешь. Ах, а ты бы знал, как он помогает от стресса. Да и не только от стресса! От простуды, например. Ah e claro и от цинги! Знаешь, цинга, это такая болезнь, от недостатка витамина С, от нее помогают, например тот же матэ, именно поэтому европейцы после открытия Южной Америки так много вывозили листья падуба, ну или… лимоны! Еще перец… тыква, о и еще…

-Рыба… - грустно сказал Кар.

-О, так ты знаешь про цингу? - весело сказал Хосе попивая матэ.

-Да. - быстро и закончено сказал Кар.

Кар знал про цингу из письма Вольфрама. С тех пор прошло не так уж много времени, всего лишь месяц, но казалось, что Кара настоящего и Кара, который захлебывался слезами при чтении письма Вольфрама, разделяли многие года. Цинга – эта та болезнь, которая была равносильна смерти в родной деревне отца Кара. Именно из-за нее Вольфрам в очень раннем возрасте потерял своих родителей. И ведь если оглядывается обратно не так уж много отличало Кара от Вольфрама: что Кар, что Вольфрам, потеряли родителей еще будучи детьми, оба заболели этим же недугом, оба решили перейти ту черту, которая казалась краем света… обоих общество не принимало, но ведь в конце оба, сквозь муки и потери, пришли в новый свет, где они смогли вылечится.

Кару от таких мыслей сделалось не по себе. Все вокруг начало сереть, слова Хосе для него расплывались, все что он слышал это громкий, отточенный стук своего сердца, которое как часы отсчитывало время.

В мире столько бед и ты можешь попасть в одну из них. Кар, как и отец попал в такую, но оба смогли выбраться, но… потом Вольфрам попал только в еще большую. И ведь это так сатирически что Кар смог выбраться в новый мир, чего его отец сделать не смог… или смог? Что если то, что его окружает это лишь часть процесса, повторяющие жизнь его отца и в один момент все повторится вновь. Все вновь пройдется по 7 кругам Ада. И все, все, все повторится… ураган, тучи, крики… - и это все лишь часть процесса перед его кончиной. Все заперты в невидимом кольце, где страдания повторяются вновь и вновь…

Кар сам не заметил, как начал подносить матэ и соломинку к губам. За стеной такого порыва чувств его горькость уже не так капала на душу. Все начало постепенно расплываться, у Кара конечно на сердце осталась маленькая, но очень соленная капля грусти. Через пару минут Кар уже находил забавным что всего небольшая фраза вызвала у него такой сильный эмоциональный эффект.

Неожиданно Кар почувствовал, что добрался до дна и что он уже опустошил кружку.

-Хм. - быстро и с небольшим смешком промычал Хосе. - Вижу, ты уже все выпил?

-Да… ты был прав. - более радостно сказал Кар. - И в правду… привыкаешь… со временем.

Кар решил, как всегда, не делится с Хосе своими переживаниями. Как ему показалось, Хосе с его вечным оптимизмом, посчитал бы это тоже забавным.

-Ну, а я что говорил? Тебе налить еще?

-Хм… - Кар задумался. - Пожалуй, да.

Через пару минут комнату вновь наполнил едкий дым, а Кар и Хосе начали милую беседу под веселую мелодию. Через пару минут песня закончилась и вертящуюся пластинка вновь заскрипела.

-Минуту. Я сейчас. - сказал Хосе.

Он поставил чащу на стол и направился к граммофону. Он быстрым движением перевернул пластинку и через пару минут вместо скрипа заиграла таинственная, но приятная мелодия. Но она очень отличалась от предыдущей тем, что в ней были слова, Кар насторожил слух.

-Why why can't we love again?

Why why are you shy on love... - спустя пару секунд Кар начал разбирать на слух некоторые английские слова. - If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

Why why don't you open your heart?

Why why are we so far apart?

If you only knew how much I love you

Why can't you love me again?

I just want your loving arms around me, yeah

I got to find a way to make you take me back

Baby won't you tell me

Why why why why are we so far apart?

Песня очень нравилась Кару. Ему очень понравился мотив, а в особенности еще голоса исполнителей.

-Хосе! - сказал он.

-А, что?

-А кто это поет?

-Это? Это The Beatles - британская группа, очень популярная там… в Англии.

Взглядом Хосе показал в самый конец склада - туда, где весела карта мира, прямо над кроватью Кара.

-Они очень популярны в Англии, а недавно выпустили альбом в Бразилии, это прямо новинка.

-А откуда он, этот… альбом, у тебя?

-Мама в письме прислала, они еле выцепили его в Байе, ну знают ведь, что я музыку люблю, вот и отправили… Ну так, что… теперь покажешь свои успехи по игре на дудочке?

-Ну… - Кар засмущался. Он не хотел показывать это кому-то кроме себя, ему казалось это постыдным. - Я даже не знаю…

-Ну, ну… давай же.

Хосе смотрел на него настроенными на чудо глазами, но Кар думал, что он не оправдает надежд.

-Эх… - Кар многозначно посмотрел в окно. - эх… давай.

Кар сказал это настолько тихо, в надежде что Хосе этого не услышит, но он услышал и ответил:

-Прекрасно! - Хосе остановил пластинку и протянул Кару дудочку. - Начинай.

Кар нехотя взял из рук Хосе дудочку и начал шепотом, нервно, повторять ноты.

-Js.kay mu. na… na.kuk ur… pi I’a_kia,ppu.tin… an.cin,wa.kan…

-Ну?

-Ага. Сейчас.

Кар приложил дудочку к клюву и уже через нее тихо проговаривал:

-kay nin.tas… ka_sa pa_kan… huc ca ki…

Он начал медленно закрывать глаза и начинать играть, как всегда в начале не умело, Хосе даже начал понемногу зевать, но Кар начинал играть все более и более усердно, на его лбу прочно закрепились две складки кожи, он начинал быстро перебирать пальцами по игральным отверстиям. Хосе немного не ожидал такого и даже слегка поперхнулся матэ.

Легкая, на первый взгляд, мелодия превосходно исходила из уст Кара.

Через минуту, когда он отыграл свои ноты уже несколько раз, он отчаянно окончил свою игру. Он молниеносно вытащил дудку из своего клюва и долгое время глубоко дышал. Все вокруг замерло и замолчало. Хосе находился в ступоре и когда через пару минут его насовсем, но отпустило, он сказал:

-Это… не плохо… очень даже неплохо…

-С… спасибо. – застеснялся Кар.

-Нет, правда… и это ты… - Хосе сглотнул. - Ты… смог… такого добиться… За пару недель?

-Да… да. За пару недель.

-Это не плохо… очень даже неплохо… Серьезно.

-Да нет. - с небольшим унылым смешком сказал Кар. - Хватит.

-Нет, не хватит. Так даже, возможно, и я не сыграю.

-Не верю.

-Поверь.

-Да нет.

-Да что ты сразу? Я правда так не сыграю. Это было… неплохо. Даже… хорошо.

Полуоткрытые, до этого, глаза Кара неожиданно полностью раскрылись, а зрачки стали почти не заметны.

-Хорошо? Ты так думаешь?

-Да. А еще я думаю, что после такого твоим связкам надо отдохнуть, выпей матэ.

После этого Хосе подтолкнул к нему кружку. Кар со смешком сказал:

-Ты меня с этим матэ меня сведешь в могилу.

-Ну ведь и правду не плохо, скажешь же?

-Да… а хотя, только от нервов…

-Нервов? Каких нервов?

-Эээ…

Кар вдруг понял, что неожиданно для себя, признался Хосе в том, что он некоторое время назад был в чувстве безысходности. Он понимал, что скоро пойдут вопросы, на которые Кар не хотел отвечать, а больше хотел оставить их внутри, в тайне ото всех.

Он начал тянуть свою «эээ» настолько долго, насколько мог, в надежде что рано или поздно Хосе забудет суть диалога и то, почему Кару вообще пришлось тянуть «эээ».

-О! Смотри. - сказал Хосе.

После этого он быстро, как будто уже давно забыл о «нервах» Кара, показал на часы. Они показывали десять вечера.

-Ну все, пора собираться. Допивай матэ, я пойду соберу рюкзак.

После этого Хосе молнией скользнул в подсобку. Кар многозначно наклонил к себе кружку с матэ, чтобы получше рассмотреть содержимое. Немного, устало помотав глазами по зелено-желтой жидкости, он медленно поднес чашку ко рту и сглотнул содержимое.

-«Выкрутился.» - подумал про себя Кар, смотрел на стоп. - «Еще немного и…»

Кар не успел нормально закончить мысль, как за прилавок с треском ввалился Хосе. В руках у него была коричневатая пустая сумка-ковш, а на груди у него висел небольшой ремешок, на которой держалась темно-зеленая сумка-слинг, которая была до верхов забита, так что некоторые вещи немного вылезали из полностью набитой сумки через дырки, которыми сумка изобиловала. Казалось, что лишь одно лишнее неосторожное движение – и сумка хлопнет, а все содержимое развалится, потому что многие из этих прорех держались на одной единственной целой ниточке, которая отделяла их от того чтобы порвать всю сумку за раз.

-Ну все, вроде. На, это тебе. - после этого Кар протянул в руки непонимающего Кара пустую сумку ковш. - Будем класть в нее какао-бобы.

-Хорошо.

-Ну что? Пойдем?

-Пошли.

После этого Хосе вышел из магазина, за ним в прорез проскочил Кар. Парой быстрых движений Хосе закрыл магазин, и они пошли на пролом к Солнцу, которое своими уже уходящими лучами жмурило Кару глаза.

Персонажи

*собственные статьи могут иметь только те персонажи, чья сюжетная линия в рассказе закончена.

Интересные факты и отсылки

  • Изначально повесть должна была называться "Борьба за Ромашковую Долину" и она значительно отличалась сюжетно. В ней также должен был фигурировать молодой Кар, но уже в зрелом возрасте и играть менее значимую роль. Позднее концепт был значительно переработан и Кар был выведен на передний план. Пролог также перекочевал из "Борьбы", но изначально это была предыстория не Ромашковой Долины, а Мегаполиса.
  • В повести редко встречается текст в скобках, потому что автор считает это некрасивым.
  • Во второй главе главе когда сосед кричит "Не заходи в мой сарай!" - это отсылка на MLP.MOV
  • Также во второй главе, когда Вольфрам говорит Кару про силу воли - это отсылка к серии оригинального сериала "Сила воли". Присутствие в главе яблок также дополняет отсылку.
  • Описываемые способы выживания Вольфрама в горах напоминают такие же способы выживания Бараша в серии оригинального сериала "Только горы", что по задумке автора (да, да, меня) намекает на то что та самая юрта, которую Бараш нашел в горах, может быть, является одним из убежищ Вольфрама.
  • Во время борьбы Вольфрама и писаря на корабле во время шторма их диолог "Выйди отсюда, разбойник" - "Сам выйди", отсылают к одноименному мему.
  • Когда Кар говорит "Кар-Карыч. Перед вами Кар-Карыч. Моих подвигов не миллион, но лишь дождись. Лишь дождись!" - это отсылка к Hamilton, а именно к песне Alexander Hamilton.
  • Персонажи Хосе и Мигель, которые участвуют в сюжете с 8 главы, упоминались в оригинальном сериале в серии "Картография"
  • Упоминаемый Мигелем - знакомый Эмиль, это отсылка на реального знакомого автора.
  • Имена летучих мышей из 12 главы (Сан-Марин, Боливар, Антонио де Сукре, Маркесадо и т.д.) отсылают к историческим личностям Перу и Бразилии.
  • Песня "Байа" впервые появилась в полнометражном мультфильме от Disney "Три кабальеро" 1940 года, причем персонажа, который пел песню в оригинале также звали Хосе.
  • Также к этому персонажу отсылается фамилия Хосе из рассказа.
  • Слова, которые во сне напивал капитан Олив О'Браун - это самые знаменитые строки из песни "Жил отважный капитан!".
  • Фразы "Good morning, Usnavi!", "Pan caliente, café con leche!", "You ain’t got no skills!" - это отсылка к бродвейскому мюзиклу In the hightes.
  • Фраза "-С добрым утром, Playa Bernardino!" отсылает к перуискому полуострову Playa Bernardino, который напоминает перуйискую деревню из "Истории Ворона".
  • Рассказ Эмиля отсылает к мультфильму "Моана".
  • Кашаса - это крепкий бразильский алкогольный напиток, также известный как "бразильский ром".
  • 13 глава "You ain’t got no skills!" - первая глава с англо-язычным названием.
  • Диолог Кара и Хосе в 14 главе на английском также является отсылкой на In the hightes.
  • El Comercio и Peru.21 - это перуанские газеты.
  • «Jailhouse

Rock» - это альбом Элвиса Пресли.

  • Упоминание the Beatles отсылает к тому что это любимая рок-группа автора.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.